Глава 1. Новые начинания. Часть 1.

Это была специальная комната на девятом подземном уровне лаборатории Франкенштейна. Она называлась D-комната.

Полная стерильность ее пространства сохранялась за счет особых металлических конструкций стен и за счет того, что комната была полностью изолирована от внешнего мира, даже шлюз на двери имел несколько уровней контрольных систем.

 

 

В комнате имелись стол и стул, сделанные из того же материала, что и ее внешние конструкции, и металлические панели на стенах, на первый взгляд казавшиеся похожими на книжные полки. Как ни странно, за этими панелями находилось огромное количество рулонов ткани различных цветов, расставленных в аккуратном порядке.

 

И как раз на эти рулоны внимательно и очень серьезно смотрел сейчас Франкенштейн. На нем были надеты очки, его собственная уникальная разработка, и белый лабораторный халат. Этот халат он также создал сам, вложив в дизайн его силуэта все возможное изящество и плавность линий.

 

"Хммм…"

 

Франкенштейн коснулся одного из образцов белого материала, ощущая его мягкость кончиками пальцев. Потом, аккуратно дотронувшись до каждого из них, он кивнул и сказал:

 

- Сегодня выберу этот.

 

Взяв избранный образец, Франкенштейн подошел к столу в центре комнаты и сел на стул. Он открыл крышку маленькой коробочки, стоявшей перед ним. В ней, ранжированные в строгой последовательности по размеру, в ряд лежали усовершенствованные иглы, а также блестело несколько ножей.

 

Франкенштейн взял необычайно тонкую иглу длиной около шести сантиметров. С иглой в одной руке и материей в другой, в противоположность большинству ожиданий, он смотрелся очень профессионально и даже естественно. Возможно, дело было в атмосфере, что окружала его и в позе, выдающей мастерство и большой опыт.

 

"Хаа~"

 

Франкенштейн задержал дыхание, на секунду прикрыв глаза.

 

Но в следующее мгновение его глаза ярко сверкнули.

 

Вших-вших-вших-вших~

 

Его рука, держащая иглу, замелькала настолько быстро, что ее невозможно было увидеть. Игла пронзала ткань, летая где-то с нажимом, где-то очень мягко, но всегда в едином ритме. И несмотря на сверхъестественную скорость этого движения, лицо Франкенштейна не могло быть более спокойным, чем было сейчас.

 

Вших-вших-вших-вших-вших-вших…

 

Острая игла едва уловимо блистала, создавая белый, утонченно-элегантный пиджак.

 

Вших-вших-вших-вших-вших-вших-вших-вших~

 

 

Работа подходила к финалу, и руки Франкенштейна замелькали еще быстрей. Сейчас было сложно разглядеть даже след от их движения, но… неожиданно Франкенштейн подбросил пиджак высоко вверх.

 

Хлоп~

 

Наполнившись воздухом, белоснежный материал, как парашют, раскрылся в падении. Франкенштейн протянул к нему кончики пальцев.

 

Шурх~ Вшууурх~ тюк-тюк-тюк-тюк-тюк~

 

И маленькие кусочки материала разлетелись, рассеиваясь, оставляя лишь совершенную форму изготовленной одежды. Движение рук Франкенштейна вновь слилось в неразличимом потоке, и аккуратные стежки, казалось, стали появляться по всей одежде одновременно. А через несколько секунд пиджак был готов.

 

Шух~

 

Он упал в правую руку Франкенштейна. Это уже не был тот обрез белой ткани, что прежде. Прекрасно пошитый пиджак совершенных линий лежал в его руке.

 

Для стороннего наблюдателя действия Франкенштейна были столь быстры, что весь процесс мог показаться мимолетной вспышкой. Он двигался, как дирижер, легко создающий прекрасную музыку.

 

Франкенштейн поправил очки и приступил к детальному изучению законченного изделия. Его глаза горели даже ярче, чем это было во время шитья. Он не собирался пропустить ни единой неточности.

 

Но вот его бровь едва заметно дернулась, а стекла очков блеснули.

 

“Ох, здесь… линия шва сместилась на целый миллиметр!!”

 

Его голос слегка задрожал и на лице проступил пот.

 

“Не могу поверить, что я допустил такую колоссальную ошибку…”

 

Его лицо исказила мука, вызванная чувством вины. Он закрыл глаза, словно не мог больше смотреть на плод допущенной им ошибки.

 

“Я должен избавиться от этой кошмарной вещи. Мастер ни в коем случае не может носить ее”, - пробормотал он, слегка вздохнув.

 

Он был тем, кто заботился о Мастере, и он не мог допустить, чтобы в одежде Мастера был хоть какой-то изъян.

 

Франкенштейн щелкнул пальцами.

 

Шшшш~

 

Панели пола позади его стула разъехались, и он, без единой тени сомнения, бросил пиджак в открывшуюся дыру. В то мгновение, когда неудачная деталь одежды достигла отверстия…

 

Вшииих!~

 

… оттуда вырвались огромные всполохи пламени, за долю секунды уничтожив пиджак.

 

Шшшш~

 

Отверстие закрылось так же быстро, как прежде явило свою зияющую пустоту.

 

Взгляд Франкенштейна остановился на электронных часах. Было 6:50 утра.

 

"Что ж, уже пора".

 

Франкенштейн быстро поднялся и покинул лабораторию.

 

 

Гардеробная Райзела.

 

Эта комната была отделана красивым, мягко сияющим мрамором. Правильно подобранные светильники на потолке дополняли ощущение совершенной игры света. Украшения в античном стиле, которые можно было бы обнаружить только в очень древних постройках, придавали простой комнате вид необычный и таинственный.

 

Вдоль двух стен размещались шкафы с одеждой: в верхнем ряду висели пиджаки и рубашки, снизу - брюки. С одной стороны стояла обувь, с другой - находились аксессуары.

 

Прямо в центре гардеробной располагался маленький чайный столик, напротив которого на классическом стуле сидел Райзел, одетый в черные брюки и белую рубашку. Закинув ногу на ногу, он спокойно взирал на представленную в комнате одежду.

 

Тук-тук~

 

Постучав, Франкенштейн вошел в комнату. В руках он держал поднос с чайным сервизом. Он поставил чашку на столике рядом с Райзелом и аккуратно налил чай.

 

 

Сладкий запах чая, поднимающийся вместе в горячим паром, наполнил комнату. Франкенштейн мягко улыбнулся и спросил:

 

- Мастер, вы уже выбрали наряд для сегодняшнего дня?

 

- Хмм…

 

Райзел коснулся рукой подбородка, и вместо ответа с его губ сорвался легкий вздох. Но Франкенштейн тут же понял его значение.

 

“Он еще не сделал выбор”.

 

Даже во время чаепития внимательный взгляд Райзела не отрывался от содержимого шкафов. Одежда, на которую он смотрел, вернее, та одежда, что заполняла собой комнату, выглядела абсолютно одинаковой. То же самое касалось и обуви…

 

Белые пиджаки и серые брюки.

 

Каждая модель, находящаяся в этой красивой и просторной гардеробной, была ничем иным, как формой высшей школы Йе Ран.

 

И хоть выглядела эта одежда одинаково, ее создателем был Франкенштейн. А это без сомнения говорило о том, что каждой вещи он добавил едва заметные детали. Либо материал, либо то, как сидела та или иная рубаха, либо способ шитья… В каждой модели было больше, чем просто пара различий.

 

Легкая улыбка вновь тронула губы Франкенштейна.

 

“Как и всегда, Мастер в этом очень скрупулезен”.

 

Дин-дон~ дин-дон~

 

Раздался звонок в дверь.

 

- Прошу прощения, я на минуту вас оставлю, - Франкенштейн почтительно поклонился и вышел.

 

В гостиной он посмотрел на монитор домофона.

 

- Директор-ним, это мы, - крупным планом появляясь на экране, с улыбкой провозгласил Икхан. Он стоял в центре, по бокам от него находились Юна и Суйи, почти закрывая своими волосами Шинву. Последний маячил сзади, отчаянно зевал и выглядел почти спящим.

 

Было 7:30 утра. Зная, зачем дети явились к его дому в такой ранний час, Франкенштейн, приветливо улыбаясь, произнес:

 

- Секунду.

 

- Конечно, - тут же ответил Икхан.

 

Обернувшись, Франкенштейн увидел, что Регис и Сейра тоже следуют к выходу.

 

Cкрип~

 

Райзел, уже переодетый в форму Йе Ран, открыв дверь, медленно вышел из гардеробной. Пока он шел, Регис и Сейра склонились в приветственном поклоне. Это выглядело чрезвычайно почтительно, несмотря на то, что они наклонили лишь головы.

 

"......"

 

В ответ Райзел, с присущим ему бесстрастным выражением, слегка кивнул юным благородным и прошел мимо них. Столь невыразительную реакцию можно было бы принять за невежливость, но почему-то этого чувства не возникало вовсе. Действия Райзела выглядели надлежащими и естественными.

 

Франкенштейн медленно поклонился, прижав правую руку к своему сердцу.

 

- Счастливого пути, Мастер.

 

"......"

 

Так же едва заметно кивнув словам Франкенштейна и ничего не сказав, Райзел миновал и его. Регис и Сейра на некотором расстоянии последовали за ним.

 

Скрип~

 

Открылась входная дверь. За ней ждали школьники. Как только Райзел вышел наружу, они кинулись здороваться.

 

- Привет! – радостно воскликнул Икхан, легким жестом поправляя большие очки.

 

- Пфф~ Хай... – сказал Шинву, зевая и почесываясь. Он все еще не проснулся до конца.

 

- Ах, приветик~ Хорошо ли ты спал? – смущаясь, спросила Юна и пригладила слегка растрепавшиеся волосы.

 

- Ой, привет, - торопливо добавила Суйи, одновременно заливая голову подруги лаком для волос.

 

Сейра ответила всем и сразу, вежливо поклонившись. А Регис, оглядев компанию кислым взглядом, произнес:

 

- Гм~ Что-то вы нынче рано тут столпились.

 

- Сегодня редкий день, когда мне удалось разбудить Шинву. Потом, по дороге, мы встретили Юну и Суйи. Так что решили пойти все вместе, разнообразия ради, - простодушно объяснил улыбающийся Икхан.

 

"......"

 

Райзел смотрел на детей, не говоря ни слова.

 

Не то чтобы они разговаривали как-то особенно громко, они были шумными сами по себе. Каждый их жест, манера говорить и поведение были полны жизни.

 

"......"

 

Понаблюдав некоторое время, Райзел сделал шаг. Его движение стало сигналом для остальных, и вся компания направилась в школу.

 

- Что же делать? Я плохо высушила волосы утром, и теперь они торчат во все стороны. Их уже не уложить. Суйи, это очень ужасно выглядит? – всю дорогу волновалась Юна, непрерывно поправляя волосы.

 

- Сейчас уже намного лучше. Скоро все будет в порядке, не переживай, - Суйи пыталась поддержать подругу, но Юна лишь тяжело вздохнула:

 

- Ооох~ Представляете, на минутку прилегла с мокрой головой… - бросив быстрый взгляд на Сейру, она продолжила, - как волосы Сейры всегда остаются такими красивыми и гладкими?

 

Услышав это, Суйи тоже покосилась на Сейру и тут же почувствовала укол зависти.

 

 

Великолепные серебристые волосы Сейры, почти достигавшие пояса, мерно покачивались в такт спокойным шагам девушки. Время от времени их глянец вспыхивал, отражая солнечный свет.

 

Юна и Суйи не могли оторвать глаз от этого зрелища.

 

Сейра, заметившая их пристальное внимание, шла плавной, грациозной походкой, держа спину и шею чрезвычайно прямо и задумчиво глядя вдаль.

 

- Сейра, как ты добилась того, что твои волосы стали такими гладкими и блестящими? Какой шампунь ты используешь? – Юну просто распирало от любопытства.

 

- Мне тоже очень интересно, - поддержала ее Суйи, - я постоянно слежу за волосами, это часть моей профессии, но твои результаты мне даже не снились.

 

"?"

 

На некоторое время Сейра задумалась, наклонив голову. Насколько она знала, шампунем называлась химическая смесь, которой люди мыли свои волосы.

 

Благородные, как Сейра, владевшие огромной мощью, могли использовать свою силу, чтобы удалить телесную грязь. Для Сейры не было никакой необходимости мыть волосы. Хотя, безусловно, она могла делать это просто так, время от времени, если у нее было на то настроение…

 

- Я не забочусь о таких вещах. И я не люблю использовать химические продукты…

 

Конечно же, Юна и Суйи поняли ее неверно. Они затрясли головами.

 

- Она даже не заботится о своих волосах. И пользуется натуральными шампунями, без содержания химикатов?

 

- Еще бы, даже шампуни в доме директора не такие, как у обычных людей. Для своих великолепных волос она использует какую-то новейшую разработку, чего тут удивляться…

 

- Ты права, пфф~

 

"??"

 

Юна и Суйи продолжали сплетничать, а Сейра только наклонила голову.

 

Икхан, глядя на бесконечно зевающего Шинву, сузил глаза и сказал:

 

- Шинву, до какого часа ты сегодня играл?

 

- После того, как закончил с тобой, еще часа три…

 

Икхан был удивлен, услышав это:

 

- Выходит, ты совсем не спал.

 

- Так вот что происходит… Мне стоило догадаться… Это не организм меня подводит, я просто сильно устал, - забормотал Шинву, словно, услышав ответ Икхана, осознал какую-то истину. Регис, прислушивавшийся к их разговору, с сочувствием произнес:

 

 

- Люди нуждаются в слишком большом количестве сна. И если они не получают его в достатке, их тела ослабевают. Проще говоря, они становятся похожими на тебя, Хан Шинву. В твоем графике сегодня имеется очень важный пункт, называемый школа, но ты попросту не можешь собраться. Твое отношение к учебе в корне неверно.

 

- Хаха…

 

Шинву и Икхан смущенно засмеялись, слушая, как он отчитывает их в своей обычной высокомерной манере.

 

"......"

 

Райзел шел молча, и лицо его было бесстрастно.

 

Эти разговоры никогда не ограничивались дорогой в школу. И реакция прохожих всегда была абсолютно одинаковой.

 

Встречные люди в восторге замирали, не в силах двинуться дальше или оторвать взгляд от Райзела. И даже если им удавалось прийти в себя, они тут же начинали таращиться на Сейру и Региса.

 

К счастью такие вещи происходили реже и реже по мере того, как компания приближалась к школе. Но и тут, хотя школьники видели Райзела не в первый раз и уже находились под воздействием, им было нелегко оторвать от него взгляды.

 

Компания вошла в школьные ворота, где, сцепив руки за спиной, стоял Федор, их классный руководитель.

 

- Здравствуйте, Пак сонсенним, - с поклоном поздоровались дети.

 

- Утро доброе, - услышав знакомые голоса, Федор бросил взгляд в сторону вошедших. - О, а вот и ты, - добавил он, увидев помятое лицо Шинву, - неужели тебе удалось не опоздать сегодня? Ох, как же я счастлив! Всякий раз мне приходится сносить настоящий позор перед другими учителями: ведь каждый знает, что Шинву всегда опаздывает, когда его классный руководитель дежурит на входе.

 

- Хаха…

 

Федор казался настолько счастливым, что Шинву в смущении начал скрести голову и неуклюже засмеялся. Но тут улыбка Федора исчезла:

 

- Гхм-гхм~ Вам надо поспешить в свой класс.

 

- Сонсенним?

 

- Из-за вас в воротах пробка.

 

Озадаченные дети огляделись. И действительно, ученики больше не следовали к зданию школы, как им было положено, а, столпившись, разглядывали компанию, вернее, они вновь таращились на Райзела, а также на Сейру и Региса.

 

Федор кивком указал на школьное здание, делая знак поторопиться.

 

- Хаха… - засмеявшись, Шинву, Икхан, Юна и Суйи поспешили в класс. Райзел же, Сейра и Регис, напротив, последовали дальше медленно, в их обычной невозмутимой манере.

 

Но вдруг убежавшие было вперед дети остановились.

 

- Привет! – радостно хором закричали Шинву и Икхан, заметив показавшихся вдалеке М-21, Такео и Тао.

 

- Здравствуйте, - вежливо кивнули Юна и Суйи.

 

- Вы уже здесь, - откликнулся Тао, а Такео добавил с приветливой улыбкой:

 

- И пришли все вместе.

 

Только М-21 молчал, сохраняя холодное выражение. Но дети не обратили на это внимания, они уже привыкли к его показной холодности.

 

- Куда вы направляетесь? – спросил Икхан.

 

- Мы патрулируем внешний периметр, только что заступили, сменив предыдущую группу, - по-прежнему широко улыбаясь, ответил Тао.

 

- Ах-ха.

 

- Теперь вы будете во дворе?

 

- Да, - Тао глянул на Шинву. - Мне кажется, он почти спит.

 

- Хаха~ Я был занят всю ночь, не выспался…

 

- Это обычное состояние для Шинву.

 

- Эй!

 

- Хахаха~

 

- Тао, - ледяной голос М-21 оборвал беседу. Тао прекратил болтать и посмотрел на таймер сложного прибора на своей руке.

 

- Простите. Надо идти, мы не можем сбиваться с графика перемещения при патрулировании.

 

И трое охранников украдкой посмотрели на Райзела, стоявшего чуть в стороне.

 

"......"

 

Когда их взгляды встретились, они слегка поклонились, так, чтобы это не было заметно со стороны, и поспешно удалились.

 

- Увидимся, Тао-хен, Такео-хен~

 

- Хорошего дня~ Слушайте учителя, - несмотря на спешку, Тао и Такео обернулись помахать детворе. Потом они зашагали быстрее, а дети закричали вслед:

 

- И с вами увидимся, аджосси!

 

- Ха!! Хаха!~

 

Не удержавшись, заржали Тао и Такео.

 

- Ммм...

 

М-21, сохраняя сурово-отстраненное выражение, издал слабый стон, и пот выступил на его лице. И тут…

 

Хех~

 

… на лице Региса, который до этого тихо стоял среди детей, появилась широченная злорадная усмешка.

 

 

Тюк-тюк-тюк-тюк…

 

Федор что-то писал на доске, дети старательно строчили в своих тетрадях. Икхан, как бешеный, совершал непостижимые манипуляции с мышью, оглашая комнату звуками кликов. Шинву спал на парте, абсолютно уверенный, что друзья, сидящие перед ним, закрывают его от взора учителя.

 

Юна и Суйи тоже писали в тетрадях, и даже Сейра и Регис делали записи, ни на мгновение при этом не нарушая свою совершенную осанку.

 

"......"

 

Райзел, сидящий на задней парте, повернув голову, тихо смотрел в окно. Его взгляд плавно скользил с предмета на предмет. От занимавшихся физкультурой детей во дворе к зданиям вдалеке, потом к парку вокруг них, и дальше, на лазурное небо и слепящее солнце…

 

Вшиих~

 

В открытое окно ворвался прохладный ветер, коснувшись его волос, и Райзел на мгновение прикрыл глаза.

 

 

 

- Ох! – слабый возглас вырвался у Суйи, и ее лицо стало пунцовым.

 

Она неосознанно подняла голову и уставилась на волосы Райзела. Ветер в волосах любого другого человека не вызвал бы у нее особого чувства. Но когда дело касалось Райзела, любое сердце начинало учащенно биться.

 

Не отрывая глаз от Райзела, Суйи обратилась к сидящей впереди Юне:

 

- Юна…

 

- А? – ее подруга, прежде увлеченная записями, подняла голову.

 

- Рай… Разве он не прекрасен?

 

- Что?

 

Юна даже повернулась, услышав эти неожиданные слова. И автоматически посмотрела на Райзела:

 

- Рай, он…

 

И тут же ее лицо покрылось румянцем. Несмотря на то, что они часто проводили время вместе с молчаливым одноклассником, Юна так и не смогла привыкнуть к этому ощущению. Каждый раз при взгляде на него, ее сердце замирало.

 

Суйи оперлась подбородком на руку.

 

- Сейра и Регис такие же… Откуда подобные им вообще берутся? Везде и всегда люди смотрят только на них, ты заметила?

 

Юна кивнула:

 

- Это не задевает тебя, Суйи?

 

- С чего бы? – наклонила голову та.

 

- Ты у нас звезда, а… - испугавшись обидеть, Юна не закончила фразу. Но Суйи поняла ее и усмехнулась. Юне было интересно, как она, звезда, относится к тому, что трое рядовых учеников настолько затмевают ее, что люди попросту перестают ее замечать.

 

- Напротив, меня это устраивает. Мне не приходится заботиться о поклонниках. И даже если бы это было не так, не важно. Как ни посмотри, их нельзя считать обычными ребятами.

 

- Хехе, - Юна хмыкнула, услышав этот шутливый тон.

 

- Кто это сделал?! – похоже Федор ее услышал. Он прекратил писать и резко развернулся к классу. Юна и Суйи вздрогнули. Федор переводил взгляд с одного лица на другое, и глаза его горели недобрым огнем.

 

Бабах! Бум!~

 

С оглушительным грохотом стул опрокинулся навзничь, и Шинву неожиданно вскочил на ноги.

 

- Здесь! Хан Шинву!

 

"......"

 

Все ученики, шокированные грохотом, с которым Шинву уронил стул и вскочил, зачем-то выкрикнув свое имя, удивленно уставились на одноклассника.

 

Федор от неожиданности даже прижал руки к груди, пытаясь унять бешеное сердцебиение.

 

Шинву преданно смотрел в глаза учителю, всем своим видом стараясь показать, что вовсе не спал. Но его лицо было красным, и на нем отчетливо виднелись характерные полосатые следы, каких бы не было, если бы он не проспал на парте лицом вниз достаточное количество времени.

 

И это означало, что он вскочил, не разобравшись спросонья, лишь услышав строгий голос учителя.

 

- О, боже… - Икхан вздохнул, тряхнув головой.

 

- Хмм, - сочувственно хмыкнул Регис.

 

- О нет…

 

- Нет же, это не его вина…

 

Суйи и Юна, зажав ладошками свои рты, смотрели на приятеля, не зная, что предпринять.

 

"......"

 

Сейра без каких-либо эмоций взирала на происходящее. И...

 

"......"

 

… Райзел по-прежнему смотрел в окно, так, будто его вовсе не озаботил грохот упавшего стула.

 

- Хан Шинву, - произнес наконец Федор.

 

- Да, сонсенним.

 

- Подойди-ка сюда…