Все будет хорошо

Автор: 
Ammi82
Персонажи: 
М-21, Франкенштейн, Рей, Тао, Такео
Рейтинг: 
PG-13
Жанр: 
Повседневность
Ангст
Слэш
Статус: 
закончен

- Может, - Тао прикрыл рот , скрывая улыбку. - Может весеннее обострение?
- Ага, обострение. Весеннее. Где ты тут, -Такео кивнул головой в сторону окна,- увидел весну. За окном и впрямь погодка стояла совсем не весенняя. На календаре середина апреля , а на улице бушует метель. В термометре указатель застыл на отметке "-15" и повышаться не хотел. Порывы ветра уносили хлопья снега за горизонт. Солнце , которое светило уже по летнему, было скрыто за облаками, нависшими над городом. Его лучи не могли дотянутся до земли..
- Ну так это я.. Образно. Не могло же ему вот так снести крышу. Еще не полнолуние и он уже линял,- на этом месте Тао поморщился. Еще неделю после того, как период линьки прошел, они доставали комки шерсти из самых неожиданных мест. Например, в холодильнике , за соком. Или в ящике с нижним бельем Сейры.
- Да , не могло. Но всему есть причина. Может он, это, того .. Влюбился там в кого-нибудь..
- Такео! - Голос хакера наполнился энтузиазмом. - Такео, ты гений! Конечно, не такой, как я.. Кстати, я заметил это еще раньше тебя! Еще, когда М-21 пробовал готовить, я почувствовал, что у супа какой-то подозрительный вкус.. Соли , наверное, много было.. - Тао на минутку призадумался, возвращаясь к недалекому прошлому. Но это состояние длилось не долго. Как и спокойствие снайпера.
- Надо его обо всем спросить, ну никто не справиться с этой сверх сложной задачей. Никто , кроме великого и неповторимого меня.
- Только надо как-то по мягче. Мало ли.. - Такео, смирившись с мыслью, что его наверняка заставят участвовать в допросе с пристрастием, уже не пытался остановить разбушевавшегося друга...

***

...- Что ты сейчас вякнул своим поганым ртом ?! Нет, ты повтори, а то может я понял не так или еще что..
- М-21, успокойся , вот, валерьяночки выпей, дыши глубже и, это, руку свою от моего горла убери, да?

Все, мягко сказать, пошло совсем не по плану Тао. Седовласый вернулся с работы не в лучшем расположении духа, и надеялся остаток вечера провести в уютном кресле с книгой в руках. Первая часть задуманного осуществилась без препятствий, а вот со второй возникли некоторые проблемы. Которые устроили допрос сразу, как только М-21 устало опустился в мягкое и глубокое кресло. Точнее допрос устраивала только одна проблема, а вторая старательно изображала памятник.

- Я спокоен. Я абсолютно спокоен, - из уст оборотня, держащего руки с громадными когтями на шее Тао, это прозвучало весьма неубедительно.
- Действительно , М-21 , чего ты так завелся? - Такео предпринял попытку усмирить разбушевавшегося друга. Но тот усмирятся не хотел. Совсем. Товарищи не могли понять , что так могло взбесить обычно уравновешенного и спокойного М-21. Его резкая реакция никак не укладывалась в план Тао.

- Чем это вы тут занимаетесь? - Мягкий голос раздался со стороны дверного проема в гостиную. Франкенштейн стоял, скрестив руки на груди и прислонившись к стене. На его лице застыла улыбка, но в голубых глазах плескалось волнение: когти М-21 были в опасной близости от кожаного дивана.
- М-21, опять буйствуешь? - Вопрос был риторический , зато возымел действие над самим седовласым. Он отпустил шею Тао и , пробормотав неприличное слово, плюхнулся в обратно. Франки тяжело вздохнул и последовал примеру оборотня.

Состояние М-21 волновало ученого. С каждым днем характер охранника портился, становился хуже, хотя казалось, что еще хуже уже не может быть. Сначала блондин думал, что оборотень заработался , устал, однако на предложение взять отпуск тот ответил категоричным отказом. Потом, прислушиваясь к разговорам Тао и Такео, Франки начал склоняться к их варианту. М-21 влюбился. А после того, как все должны были есть пересоленный суп, приготовленный лично седовласым , Франкенштейн еще больше уверился в своей теории. И готовить ему больше не давал. Слава Богу, что это чудо кулинарии не попалось Рею. Предусмотрительный Франкен заранее приготовил идеальный рамен. ( Не давать же Истинному Ноблесс стряпню дилетанта )

Ученый серьезно беспокоился о здоровье и душевном состоянии М-21, но не знал, как поговорить с ним. Оборотень стал еще более неразговорчивым и подавал голос только когда ему это было нужно. ( В основном, во время споров с Регисом. Это было единственное ежедневное развлечение , кроме чтения книг. ) Казалось , мужчина старательно избегал общения с людьми. И самих людей. Особенно Франкенштейна.

Вот и сейчас седовласый молча сидел и , подперев рукой подбородок, уставился в книгу, вторую часть его плана. Но книга уже не приносила ему такого удовольствия как обычно. Скорее это был способ скрыться. Скрыться от всего мира, от людей, скрыться от этих пристальных голубых глаз. Книга давала ему какую-то невидимую защиту, тонкую пленку, с помощью которой можно было ненадолго отгородится от внешних раздражителей. Когда М-21 читал, никто не решался вторгаться в его личное пространство. А если кто-то и задавал какие-нибудь вопросы, оборотень просто его игнорировал.
Но сейчас нельзя было понять читает он не или нет. Серые глаза бегали туда-сюда по строчкам, буквам, скакали с абзаца на абзац. Но страница, над которой застыл М-21, так и не была перевёрнута.
Блондин не знал, что делать. Не знал как поговорить. Впервые он ощущал себя настолько беспомощным.

- М-21.. - Начал Франки наклонив голову. Реакции не последовало. Франкенштейн повторил попытку:
- М-21 , послушай. Мы все очень беспокоимся. Что с тобой происходит? Может все-таки возьмешь отпуск, отдохнешь, развеешься. Или тебя что-то волнует? Расскажи, - ученый старался говорить как можно медленнее и мягче. Таким тоном он обычно разговаривал с провинившимся учеником.
- Я, вроде, на прием к психологу не записывался, - не отрывая глаза от книги буркнул "пациент".
- Что же вам так не терпится меня полечить? Хватит , спасибо, сам в себе разберусь, - "пациент" , резко захлопнув книгу, пристально посмотрел на ошалевшего блондина. Тот не ожидал такой реакции от до сих пор неподвижного М-21. В его глазах ничего нельзя было прочитать. Ни единой эмоции. А глаза, как известно, - зеркало души. Фыркнув что-то непонятное, оборотень снова уткнулся в книгу.

Франкенштейн тяжело вздохнул. Ну что с ним делать.. И на осмотр не приходит, игнорируя недвусмысленные намеки ученого. ( А так же темную ауру, милую улыбку , маньячный блеск в глазах и приглашение "зайти на минутку". К этому можно добавить угрозы, например, дегустация нового хищного рамена, который бросается на всех чужих , выбрасывая в пространство щупальца из лапши. )

Снова вздохнув, Франкен поднялся с места, словно вспомнил важную вещь, и пошел в направлении лаборатории. Идея с раменом ему понравилась. Нужно было срочно записать эту мысль в журнал, который остался лежать на столе в приемной. По дороге в пункт назначения гениальный ученый думал, как заманить вредного и своенравного оборотня на плановый осмотр. Если даже угрозы не действуют. Может , пока читает, вколоть ему транквилизатор.. Хотя тогда придется действовать быстро - кровь оборотней быстро нейтрализует различные яды, в том числе анестезию , снотворное и прочее..

Думая о проблемах насущных, блондин не заметил, как на пути к лаборатории появилась преграда в виде двери.
Это надо было так задуматься..
Голубоглазый, увидев, куда принесли его ноги, забыл все свои гениальные идеи о хищном рамене.
- Это точно судьба, - улыбнулся Франкенштейн.

Кадис Этрама Ди Рейзел сидел в глубоком кожаном кресле и смотрел как, аллея на горизонте , садилось солнце. Ему нравился закат, нравилось как последние лучи уходящего дня окрашивают облака в теплый золотой цвет.. Вся комната была заполнена мягким светом, освещающим даже самые темные и глубокие уголки. Окно было открыто и вечерний ветер развевал иссиня-черные волосы. Ощущение покоя. Казалось, это должно длиться вечно. Он чувствовал каждого человека ( и не человека ) , которые были теперь под его покровительством. Он был рад , что смог дать этим людям ТУ жизнь, о которой они всегда мечтали , и о которой мечтал сам. Наверное, это и называется счастьем..

Легкий стук в дверь раздался за спиной у Истинного Ноблесс. Тот чуть повернулся к вошедшему и слегка улыбнулся, увидев, кто к нему пришел.
- Мастер, Ваш чай уже остыл, если хотите, я принесу новый. - Франкенштейн прошел в глубь помещения и остановился около маленького дивана. Рей бросил несколько удивленный взгляд на стеклянный столик на котором стояла полная чашка вкусного , но холодного чая. Легкая , почти невесомая улыбка не сходила с его губ после появления внезапного посетителя. Обратив рубиновые глаза к Франки, он взглядом указал на диван. Тот сел.
- Франкенштейн, ты пришел поговорить? - В словах черноволосого юноши чувствовалась теплота.
- Мастер, я Вас не побеспокоил?
- Франкенштейн, ты волен приходить сюда в любое время. Что тебя тревожит? - Юноша взял кружечку с остывшим чаем и, несмотря на ужас, отразившийся на лице блондина, сделал небольшой глоток.
- Вы уже знаете о состоянии М-21? - Вопрос прозвучал как факт. Ноблесс чуть заметно кивнул.
- Я не знаю , что с ним происходит. Точнее, не знаю , почему он так себя ведет. Избегает меня, посуду мыть отказывается , на осмотры не ходит.. - Франкенштейн начал рассказывать о наболевшем с таким жаром, что когда заметил , то сразу смутился и замолчал. На лице Рея все так же красовалась улыбка, которая стала снисходительной.

Глупое дитя..

- Ты ничего не замечаешь, Франкенштейн. Ничего вокруг себя. Глупое дитя. - повторил Ноблесс все с той же улыбкой. Снова отпил холодный чай.
- Что? Что я должен заметить? - Удивленный, Франкен сидел, не зная или не понимая, о чем говорит его Мастер.
- Тао и Такео в последнее время говорят, что М-21 влюбился , вот я и.. - Решился блондин. Он не хотел рассказывать Мастеру такие глупости и пустые домыслы. Но он явно знал больше все них вместе взятых.
- Франкенштейн, я знаю, о чем говорят эти дети. И могу сказать лишь...

Чашка с чаем выскользнула из тонких пальцев и разбилась , если бы Франкен не подхватил ее в последний момент. Он сделал это машинально, не задумываясь. Когда понял, что произошло, с волнением посмотрел на черноволосого юношу. Голубые глаза широко распахнулись.

Рей сидел , держа руку у рта. Потом тихо кашлянул. На бледной ладони появилась капля крови. Потом еще одна. Убрав ладонь от лица, черноволосый юноша сжал ее в кулак. В уголке губ появилась красная струйка, которая стекала к подбородку.
Франкенштейн за секунду оказался около Мастера. По его лицу струился пот. Стоя на коленях, трясущейся рукой блондин вытек струю крови на лице Кадиса. Вторая рука обхватила руку Ноблесс. Голубые глаза умоляюще смотрели на него. Неужели это от того, что Мастер расходовал свои силы? Но это было так давно..
- М-мастер!..
Ответом на не заданный вопрос было прикосновение. Рей осторожно провел тыльной стороной ладони по щеке блондина, стараясь не оставить бордового следа. Затем кончиками пальцев коснулся губ мужчины. Взяв Франкенштейна за подбородок , чуть приподнял голову сидящего и , наклонившись, слегка поцеловал. Потом, отстранившись , вновь улыбнулся. Ошеломленный блондин так и остался сидеть на полу, так и не отпустив руку Мастера.
- Но, что же будет дальше ? - С горечью прошептал ученый.
- Все будет хорошо, - так же прошептал Рей. И этому хотелось верить, даже зная, что спокойствие не будет долгим.
Эти три слова были ложью, и они оба прекрасно это знали. Но эта ложь помогала им жить дальше, день за днем, не оглядываясь назад и не заглядывая вперед.
Такое убеждающее " Все будет хорошо "..

***

М-21 закрыл глаза и прислонился дверному косяку. Ноги предательски дрожали. Он же мужчина , а ведет себя как влюбленная старшеклассница. Он прекрасно понимал , что для них с Франкенштейном нет будущего.
Но видеть все своими глазами.. И этот поцелуй.. Ноги не выдержали , и М-21 сполз по стене вниз. По щеке скатилось что-то теплое.
Черт! Черт! Черт! Какого я плачу?! Вот идиот, придурок!
М-21 судорожно вздохнул. Потом поднялся и пошел обратно в гостиную.
Да, есть вещи, которые нам лучше не знать. А что будет потом? Как они будут жить дальше?..
- Хей, М-21 , о чем задумался, - сзади подошел Тао и хлопнул оборотня по плечу. Тот ухмыльнулся и ответил:
- О будущем, Тао, о будущем..