Том 2. Глава 8. Привлеченное внимание.

 

 

 

 

 

 

Кромбель просматривал документы, удобно расположившись в кресле. Рядом с ним стояла Мари. Не отрывая глаз от бумаг, Кромбель произнес:

– Ты захватила одного из тех, кто похитил предмет у Организации?

– Так точно, доктор Кромбель.

– Что удалось узнать?

– Он всего лишь мелкая сошка, поэтому не слишком много. Он принадлежит к группировке, которая занимается скупкой и перепродажей краденого, поэтому какие-то другие причины, чтобы украсть этот предмет у Организации…

– Мари, – оборвал ее Кромбель и отложил бумаги. Потом поднял взгляд и произнес:

– Разве это задание я тебе дал?

Мари мгновенно осознала свою ошибку. Ее миссия заключалась не в том, чтобы преследовать тех, кто похитил предмет у Организации, она должна была захватить определенный объект.

– Я прошу прощения. Со слов пойманного мной человека, тот, за кем вы меня послали, не является их товарищем.

– Разве не ты говорила, что он из их группировки?

– Так точно. На момент его встречи с Джейком не было сомнений, что он вместе с теми, кого преследует Организация. Однако сейчас я выяснила, что его среди них нет.

– Хммм… Если это так, то он представляет кого-то другого. Дело становится все запутаннее, –  Кромбель коснулся подбородка и пробормотал себе под нос:

– И кроме того, я получил доклад, что здесь находятся с миссией наши ранние образцы…

– Все верно. М-21 и М-24 тоже выполняют здесь задание.

– Можешь идти.

Мари покинула кабинет Кромбеля, обдумывая одну идею.

– Йоу, Мари!

Стоило ей выйти в коридор, как рядом раздался голос. Она повернула голову. Джейк приближался к ней. В его оклике слышалась насмешка. Мари, даже не думая отвечать, развернулась и направилась в другую сторону. Увидев это, Джейк криво усмехнулся и пошел за ней.

«Она вышла из кабинета, который использует для работы Кромбель. И, судя по ее реакции, их разговор был не о тайных экспериментах надо мной. Я занервничал, когда услышал, что эти двое заперлись вместе, но они по-прежнему ничего не знают. Хыхыхы».

Джейк догнал Мари и пошел рядом.

– Джейк, разве ты не должен сейчас проходить курс лечения? – спросила его Мари.

– Я уже достаточно налечился и теперь абсолютно свободен. Как я и сказал, это и ранами-то назвать было сложно.

– ……

Выслушав Джейка, Мари ничего не ответила и только продолжила идти вперед. Встреченные ими в коридоре ученые с выражением страха на лицах спешили уступить дорогу. Джейк, привычный к такому поведению Мари, ничуть не обеспокоился и продолжил:

– Ах да. Я тут недавно говорил с тем инфицированным упырем, и, судя по всему, он вспомнил кое-что новенькое. М-21 и М-24 сумели заманить в ловушку тех детей, которые являются предполагаемыми свидетелями. Мы такого от этих парней не слышали. Только то, что нет необходимости убивать детей, которые определенно ничего стоящего не видели. И что-то про «не стоит создавать непредвиденную и никому не нужную ситуацию». Разве это не странно? Почему они не предоставили нам точный и правильный доклад? Тебе не кажется, что мы должны выяснить, что задумали эти парни?

Мари сузила глаза.

– Это не входит в мою миссию.

Джейк демонстративно пожал плечами и усмехнулся:

– А, понятно.

Разговор был закончен, и дальше они шли по коридору молча.

 

 

***

 

 

В подвале М-21 и М-24 сидели, прислонившись к стене.

Бам!

Внезапно раздался грохот, и дверь едва не слетела с петель. Вошли Джейк и Мари, за ними следом тащился инфицированный.

Джейк глянул на М-21 и М-24 и усмехнулся:

– Йо! Вы изволите прохлаждаться здесь? Хотя… Куда вам еще деваться?

От его усмешки и глумливого тона М-21 и М-24 нахмурились. И не только его тон был причиной, было очень хорошо видно, что его тело каким-то образом исцелилось.

– А глядя на тебя, можно сказать, что все полученные тобой раны наконец зажили, – дерзко ответил М-24, и ухмылка Джейка мгновенно исчезла. Его бесило, когда ему тыкали в факт того, что недавно он проиграл и был ранен.

– Ты, ничтожный червяк…  Ты пытаешься меня провоцировать?

М-21 и М-24 напряженно посмотрели на него.  Джейк криво улыбнулся.

«Я не должен проявлять гнев по такому поводу. С первой минуты я мог разделаться с ними, когда и как пожелаю. А теперь я стал намного сильнее, так что о таких вещах даже говорить не приходится. Противостояние с подобными ничтожествами уже даже не смешно».

Обретя огромную силу, Джейк позволил себе проявить великодушие. Пусть червяки под ногами и ведут себя дерзко, сейчас он не хотел беспокоиться об этом. Подобное поведение долгое время вызывало в нем раздражение, но в данный момент будет выгоднее вести себя так же безучастно, как Мари.

Собака лает, ветер носит. Это не задевает чувств.

– С самого начала это не были серьезные раны.

В первый момент приняв позу, словно готов тут же кинуться в бой, Джейк вдруг расслабился и улыбнулся как ни в чем не бывало, поэтому М-21 и М-24 оставалось только недоумевать.

– Кроме того, у нас есть парень, которого захватила Мари. Вы прибыли сюда с заданием, но теперь ваше присутствие здесь больше не играет роли. В таком случае, почему бы вам не вернуться? К тому же Кромбель, находящийся сейчас в исследовательской лаборатории, спрашивал про вас.

– Что?!

М-21 и М-24 вздрогнули, на лицах выступил холодный пот.

«Доктор Кромбель!»

Это была персона, встречи с которой они хотели бы избежать больше всего.

Кромбель был тем, кто проводил огромное количество экспериментов для Организации. И именно он руководил экспериментами над группой, в которой состояли М-21 и М-24.

Когда они услышали, что Кромбель прибыл сюда, то надеялись, что он не знает об их присутствии в этом же регионе. С тех пор, как они последний раз виделись с ним, прошло три года. Если они сейчас встретятся с этим человеком, он заметит нынешнее состояние их тел и захочет разобраться подробно.

– Может быть, он захочет осмотреть вас и узнать, почему вы все еще не померли, а вместо этого спокойно разгуливаете по окрестностям. Хыхыхы, – насмехался Джейк над до предела напряженными М-21 и М-24.

Но их больше не беспокоили насмешки Джейка. В голове только крутились его слова о том, что Кромбель спрашивал о них.

– А, и кстати… Я тут слышал кое-что интересное.

С мрачными лицами, погруженные в свои мысли, М-21 и М-24 снова обратили внимание на то, что говорил Джейк.

– Те парни, которые могли оказаться потенциальными свидетелями… Что это был за случай, когда вы выманивали их?

М-21 и М-24 вышли из задумчивости. Джейк пренебрежительно указал на инфицированного:

– Вот этот паренек вспомнил и рассказал мне.

– Кхыы…

– Функции мозга у инфицированных весьма слабы, поэтому они плохо понимают, что делают. Вот он и не рассказал об этом вовремя.

От того, что он стал главным героем разговора, инфицированный пребывал в отличном настроении: улыбался и издавал специфичные, прерывистые, похожие на стоны звуки. М-24 скривился и посмотрел на него.

«Этого урода точно нужно как можно скорее уничтожить».

– Так в чем причина? Почему вы скрывали это от нас?

М-21 поспешил ответить на оба вопроса:

– Мы не скрывали. Мы выманили этих детей, чтобы проверить. Именно на них охотился инфицированный, когда потерпел неудачу. Но дети решили, что на них просто напал какой-то уличный хулиган. Мы не хотели раздувать большое дело из такой ерунды, поэтому просто оставили их в покое.  Мы должны рассказывать вам даже такие мелочи?

 Джейк недовольно смотрел на М-21. М-21 тоже не стал избегать взгляда оппонента и в упор встретил его. На некоторое время повисла тишина.

– Пока вы выполняли свое задание, не было ли тут активности  какой-либо другой группы, не той, которую вы преследовали? – нарушила тишину  Мари.

М-21 посмотрел на нее. Глаза Мари остановились на М-21. М-21 и М-24 понимали, о чем она говорит.

– Ничего подобного мы не замечали.

– Черт, бесполезные ублюдки. Хотя… чего хотеть от тех, кто до сих пор даже близко не смог разобраться с парнями, которых преследует, – недовольно пробормотал Джейк.

– ……

М-21 и М-24 ничего не ответили. Джейк скосил взгляд на Мари.

– Мари, я не верю тому, что они говорят. Можем ли мы игнорировать потенциальную опасность? Если тебе это хлопотно, я и один управлюсь.

Джейк засунул в рот сигарету и поджег ее. Мари, не ответив на его вопрос, стояла, прислонившись к стене, погруженная в свои мысли.

«Этот парень прикинулся одним из той группы, которую мы преследовали, и первым вышел с нами на контакт. Поскольку на него нет ни единой зацепки, единственное, что мне остается – это пересмотреть с самого начала все, что мы делали».

– Хорошо. Я тоже пойду.

Джейк обернулся на ее слова и усмехнулся. Но лица М-21 и М-24 исказились. Они знали, что Мари всегда была против лишнего шума и не соглашалась с позицией Джейка. Но сейчас дело выглядело так, что не только Джейк, но и Мари в конце концов решила отказаться от осмотрительности и вступить в игру.

– М-21, как вы в прошлый раз вызвали этих детей?

– В тот раз… мы схватили одного из них прямо на улице. И потом…

Джейк долгим выходом выпустил сигаретный дым, показывая, что дальнейшие пояснения излишни, и М-21 замолчал.

– Вот как? В том доме, куда мы ходили, живет один из них, значит, там мы его и поймаем, а остальные сами сбегутся.

– Идем, – Мари развернулась и вышла. Глядя на ее уверенные движения, Джейк пожал плечами:

– Да, незачем тратить время.

С этими словами он тоже направился к выходу, а за ним поспешил инфицированный. В дверях Джейк остановился.

– А вам нет нужды идти с нами. И хватит тут прохлаждаться. Вы отправляйтесь к Кромбелю и преданно послужите вашей главной миссии – поработайте материалом для опытов, ведь в этом вы наиболее хороши. Разве не так? – и Джейк, насладившись произведенным эффектом, наконец покинул помещение.

– Хахахахахаха! – послышался снаружи его смех. Лица оставшихся в подвале М-21 и М-24 погрузились во тьму.

– Не знаю, какую миссию они выполняют, но теперь и Мари начала действовать. А еще и доктор Кромбель снова заинтересовался нами… И куда уж хуже? – нахмурившись, сказал  М-24. Лицо М-21 было настолько же мрачным.

– Мы привлекли внимание доктора Кромбеля… А ведь чтобы не попадаться ему на глаза, мы выполняли выездные  миссии. Если он обследует наши тела, он не сможет не заметить произошедшие изменения. И если это случится, нам не позволят и дальше свободно передвигаться. Мы снова будем жить как подопытные крысы.

– Черт…

Лицо М-24 стало еще более мрачным. М-21 тяжело вздохнул:

– Детишки тоже не смогут в этот раз так легко отделаться.

– Да уж. А я-то думал, что им все-таки удастся… – кивнул М-24.

Изначально Джейк собирался разобраться с детьми в качестве развлечения, но сейчас это было не так. Вдобавок Мари, которая прежде только наблюдала со стороны, неожиданно тоже вступила в дело. И раз эти двое начали действовать всерьез, дети не смогут выжить.

М-21 подумал о Райзеле и Франкенштейне.

– Возможно, те двое смогут справиться с проблемой.

– Намного большая проблема – как нам решить свои.

– Точно…

М-21 кивнул М-24 так же обеспокоенно. Некоторое время он мучительно раздумывал, после чего с усилием заставил себя заговорить:

– Прежде всего, мы должны посетить Кромбеля.

– Что? – М-24 вздрогнул от этого неожиданного предложения. И не только вздрогнул, но даже вскочил со своего места.

– Это чтобы усыпить его подозрения.

Наконец обретя дар речи, М-24 сердито закричал:

– Ты сошел с ума?! Самим отправиться в руки Кромбеля? Ведь он не отдавал нам прямой приказ явиться к нему. Узнав, что мы находимся здесь, он испытал к нам временный интерес, и в его характере тут же забыть об этом! А ты хочешь, чтобы мы сами специально отправились к нему?

– Прежде все было бы иначе, но сейчас совсем другая ситуация. Джейк уже долгое время  высматривает наши промашки. И сейчас он обнаружил весьма подозрительные вещи. Мари согласилась со словами Джейка, она тоже начала подозревать. И если даже у Мари появились сомнения в нашей лояльности, то и Организация склонится к той же самой точке зрения – мы не внушаем доверия. И Организация точно не станет выяснять, правы мы или виноваты,  а просто придет к короткому выводу – уничтожить.

Выслушав объяснение М-21, М-24 опустил глаза. Именно так все и было. Сейчас они балансировали на краю пропасти. И согласно идее М-21 был шанс несложным путем успокоить подозрения Кромбеля.

– Определенно,  твои слова имеют смысл…

– В сложившейся ситуации, без сомнения, это надо сделать. Придется пойти на риск, чтобы заставить Кромбеля доверять нам, – сказал М-21, и глаза его блеснули. 

 

М-21 и М-24 в этот час были погружены в волнение и глубокую печаль.

А Шинву, Икхан и Юна в отличном настроении, смеясь и болтая, шли по дороге. Франкенштейн же смотрел на погром в гостиной: на столе остались стоять пустые бутылки из-под кока-колы и воды и одноразовые стаканы, всюду были раскиданы пакетики из-под чипсов и плюшек и их крошки. Франкенштейн только тихонько вздыхал. Райзел сидел на диване и, как всегда, с полным элегантности и достоинства видом пил чай.

 

 

***

 

 

Кабинет Кромбеля.

 М-21 и М-24 стояли напротив Кромбеля, и на их лицах явно читалось напряжение. Взгляд Кромбеля был направлен в их сторону,  и уголки его губ постепенно поднимались вверх.

– Давно не виделись. Три года, кажется? После того как вы стали агентами, получающими полноценные задания, я вас и не видел.

– Все верно, доктор Кромбель, – с усилием ответил М-21.

– Совсем недавно я узнал, что вы находитесь здесь.

– След тех, кто похитил гроб, привел нас в это место.

Кромбель покивал головой:

– Да-да.

В его голосе звучало участие, но ледяной взгляд медленно, изучающее скользил по двоим, которые стояли напротив. И от этого они беспокоились все больше.

– Откровенно говоря, это неожиданно. Не думал, что вы явитесь ко мне.

М-24 был настолько напряжен, что не мог проронить ни слова, он вспоминал недавние события. Услышав от М-21, что они сами должны посетить Кромбеля, он очень сильно возражал.

«Сможем ли мы провести этого Кромбеля?»

– Это вполне естественный поступок. Как только мы узнали, что доктор Кромбель спрашивал про нас, мы тут же явились.

Слова М-21 понравились Кромбелю, и он усмехнулся:

– Закончив эксперименты, я совершенно забыл о вас. И вот случайно узнал, что вы выполняете миссию неподалеку. Конечно же, мне необходимо было проявить участие,  ведь я был тем, кто ответственен за эксперименты над вами… Как ваше состояние в последнее время?

От его слов два человека застыли. Однако М-21, волевым усилием скрыв эмоции, сказал:

– Без особых изменений.

– Вот как? Хммм… В этом институте проводятся поэтапные эксперименты. Как насчет того, чтобы вы поучаствовали в них?

– Экс… перименты?

От неожиданного предложения Кромбеля оба бывших подопытных покрылись холодным потом. Для того чтобы провести новые эксперименты, потребуется предварительное полное обследование состояния  их тел,  в процессе которого будет невозможно скрыть произошедшие с ними изменения. Пусть даже и без конкретной точности, но любое обследование их покажет.

Они застыли, а Кромбель продолжил свою речь:

– Вы мне очень симпатичны, поэтому я говорю это вам… Я прибыл сюда, чтобы провести проверку некоторых исследований, в которых местным ученым удалось добиться успеха. Ну, и чтобы восполнить недостающие части в моих собственных разработках. Вы знаете, что если даже однократно подвергнуться экспериментам, то не имеет значения, прошли ли они успешно или неудачно.  Повторно улучшить способности тела невозможно. Это вызвано тем фактом, что в результате модификаций происходит такое изменение на генном уровне всего тела, что подвергшиеся им люди более не являются обычными людьми. Процент успеха экспериментов над обычными людьми весьма ничтожен, и с технологиями, которые мы имеем на данный момент,  достичь успеха в модификации человека, который уже прошел через множество изменений, невозможно. И вот, в данном институте недавно нашли ключ к тому, как сделать это возможным. И это значит, что если такие несовершенные образцы ранних опытов, как вы, подвергнутся  новым модификациям, то существует большая вероятность, что побочные эффекты изначальных опытов  исчезнут.

М-21 и М-24 изумились этим словам.

Это было похоже на прекрасный сон – несовершенства больше не будет. Побочные эффекты исчезнут, обретенная сила увеличится, а от этого во многом зависело их положение в Организации. На некоторое время неожиданные слова Кромбеля вызвали смятение у М-21.

«Но это не то решение, которое можно принять так просто».

Он осторожно произнес:

– Нам позволено выбирать?

Кромбель усмехнулся:

– Безусловно. Именно поэтому я дал вам столь подробное разъяснение.

– В таком случае  позвольте нам отказаться, доктор Кромбель.

Реакцией на отказ М-21 стал взгляд Кромбеля, ставший еще более ледяным. Ученый начал с подозрением рассматривать визитеров.

– Хоо... Неожиданно. Вы упустите шанс избавиться от побочных эффектов и обрести больше силы? Шанс избавиться от преследующих вас страданий и боли?

Под его взглядом М-21 еще больше напрягся.

Если неудачно соврать, это, определенно, усилит сомнения в их искренности. Чтобы развеять недоверие Кромбеля, нужно говорить максимально возможную правду. А это была правда, хоть и не вся…

– Мы боимся.

Этот внезапный ответ  удивил Кробеля, а М-24 беспокойно заерзал на месте.

– Долгое время мы жили как подопытные. Мы подчинялись, потому что участие в исследованиях было основным и необходимым условием Организации. Но по своей воле пойти на такой ужасный шаг, даже если побочные эффекты могут исчезнуть,  –  слишком страшно.

– ……

Кромбель некоторое время разглядывал М-21.

Они прожили несколько лет, находясь в колбах в изоляции от всех внешних ощущений и подвергаясь всевозможным опытам. И после того как их выпустили из колб, ради измерений полученных результатов они и дальше подвергались болезненным и опасным модификациям.

Глядя на двоих перед собой, Кромбель иронично усмехнулся.

– Ясненько. Это вполне можно понять. Откровенно говоря, быть экспериментальным образцом отвратительно и ужасно. Вдобавок в данных обстоятельствах нельзя даже знать, каков будет результат…

После его слов М-21 и М-24 облегченно выдохнули. Кромбель отвел от них взгляд и сосредоточился на лежащих перед ним документах.

– Можете идти.

Оба поклонились и направились к двери. Но...

– Сейчас у меня множество дел, с которыми необходимо разобраться, так что я не могу уделить вам должного внимания, но через несколько дней заходите снова.

Только было расслабившиеся, они снова окаменели.

– Прошло три года, так что я должен вас обследовать.

Лица М-21 и М-24 одновременно перекосились.

 

 

 

В доме Шинву в полном хаосе были разбросаны вещи. А в гостиной собрались трое.

– Что за… Ни черта невозможно найти. Выглядит так, словно дом покинули уже несколько дней назад, – раздраженно сказал Джейк. Он сидел, закинув ноги на стоящий рядом стол, и курил сигарету.

– Искать зацепки таким способом – это вообще не мое… Мари, нам нет нужды заниматься подобными вещами. Давай вызовем тех, кто делает это профессионально. У них должно получиться быстрее…

Джейк сделал глубокую затяжку и выдохнул дым.

– Нет. Доктор Кромбель поручил нам самим разобраться с этим делом, не привлекая посторонних.

От слов Мари Джейк скривился.  Отправлять на работу по поиску следов и зацепок боевых агентов было нелогичным. Для такой работы в Организации существовали специально обученные сотрудники, которые справились бы с ней значительно быстрее: им не нужно было бы долго думать, чтобы понять, что следовало сделать.

– О чем это ты? Мы рыскаем тут наугад, и вообще непонятно, когда мы закончим. Если вызовем несколько человек из Организации, то найдем детей намного быстрее. Так почему… – недовольно бормотал Джейк, но не смог закончить фразу.

– ……

Суровый взгляд Мари проник глубоко в душу  Джейка.

«У нее приказ не разглашать причину? Мари, таким поведением ты хочешь показать мне свою силу? Сейчас это уже смотрится совсем не так, как прежде».

В противоположность своим скрытым мыслям, Джейк усмехнулся и пожал плечами:

– Что ж, понимаю.

Мари повернулась и произнесла:

– Поскольку М-21 и М-24 похищали одного из них, они отведут нас на место, где им это удалось. Про объекты сказано, что это компания детишек, которые дружат между собой, так что они должны жить где-то в окрестностях.

Джейк недовольно поскреб голову.

– Это до смерти достало. Скорее бы уже тихо и аккуратно покончить с ними и вернуться…

Из-за Мари Джейк был настолько полон скрытой ярости, что даже заскрипел зубами.

«Как бы не так. Вы меня настолько разозлили и достали, что я с вами еще поиграю. Кыкыкыкы».

 

 

 

В доме Юны, развалившись на диване, сидел Шинву, а Икхан что-то старательно печатал на ноутбуке. Рядом с ними Юна чистила фрукты.

Некоторое время потаращившись в потолок, Шинву произнес:

– Икхан, когда мы уже сможем ходить в школу?

Икхан оторвал взгляд от ноута:

– Э? Как-то это на тебя не похоже... Я думал, что возможность не ходить в школу тебя обрадует.

– В реале оказалось, что очень скучно не ходить в школу и только и делать, что сидеть дома.

Икхан усмехнулся:

– Раз уж ты такое говоришь, значит,  действительно смертельно скучаешь. Думаю, скоро сможем ходить в школу. Она не может быть закрыта вечно.

– Хорошо, если так.

 Шинву вновь стал разглядывать потолок,  потом медленно заговорил:

– Во времена, подобные этим… – от тела Шинву исходила странная сила, он медленно поднялся, – остается только одно.

И в его голосе, и в ауре не осталось ничего от усталого и скучающего Шинву. Юна прекратила чистить фрукты и подняла на него глаза.  Икхан скользящим движением поправил очки и сказал:

– Да, только одно.

От Икхана исходила такая же странная сила, как и от Шинву. И он тоже поднялся со своего места.  Юна в этот раз подняла глаза на него. И снова принялась чистить фрукты, смущенно улыбаясь.

Шинву и Икхан посмотрели друг на друга и хором произнесли:

– И ничего другого.

– Хаха…

Юна по-прежнему чистила фрукты, ей не оставалось ничего иного, кроме как улыбаться все более смущенно.

 

 

***

 

 

Дом Франкенштейна.

Дин-дон~ Дин-дон~ Дин-дон~

Звонок не умолкал ни  на секунду. А напротив камеры наружного наблюдения мельтешили Шинву и Икхан.

– Муахахахаха! Директор-ним! Рай! Мы пришли!!!

– ……

Франкенштейн стоял и не сводил с монитора мученического взгляда. Райзел сидел в гостиной и пил чай. Гремел ли звонок, раздавались ли вопли из динамика домофона, он чувствовал полное спокойствие и умиротворение, словно это не имело к нему никакого отношения.

– Мы хотели увидеться с директором-ним и Раем, поэтому пришли!

– Мы даже принесли кое-что перекусить. Директор-ним, открывайте быстрее!

– Мы спать не могли, так изволновались: как же там себя чувствует наш уважаемый директор-ним!!!

– А директор-ним тоже ждал и в душе надеялся, что мы придем?

– А? Чего это? Нам не отвечают?

– Так и есть… Интересно, почему?

– Может быть, они так обрадовались нашему приходу, что от счастья потеряли дар речи?

– Это так, директор-ним?

– Директор-ним, в глубине души вы так сильно нас ждали?

– Правда?

– И Рай тоже ждал нас не меньше. Разве не скучно проводить все время только вдвоем с директором-ним?

– Вот уж точно!

Шинву и Икхан наперебой пытались показаться на экране домофона, и, казалось, их воплям не будет конца.

– ……

Франкенштейн безмолвно и недвижно стоял, рассеянно глядя в монитор. Райзел со свойственной ему элегантностью поднес чашку к губам.