Том 2. Глава 7. Многое изменилось.

 

 

 

 

Помещение, где когда-то находился саркофаг Райзела, сейчас пустовало, а сгущавшиеся за окном сумерки придавали ему окончательно заброшенный вид. Внезапно за дверью раздалось металлическое звяканье, повторилось несколько раз, а затем ручка медленно повернулась и дверь начала открываться. Внутрь осторожно вошли четверо мужчин.

Один из них растерянно оглядел пустую комнату и обернулся к остальным:

- И что это? Разве ты не сказал, что Уилсон будет здесь?

- Ну да. Он обещал, что придет сюда.

- Тогда какого черта здесь пусто?!

Неожиданно из угла донесся невнятный звук. Все четверо обернулись и увидели, как из темноты к ним приближается Уилсон.

- Э? – они узнали его и нахмурились.

- Гляньте-ка. Он сдержал слово.

- Хм, и правда. Уилсон, что ты творишь? Срок еще несколько дней назад вышел!

- Мы решили, что тебя сцапали!

Они даже не старались скрыть свое недовольство, но инфицированный молчал. Тогда один из них шагнул к нему:

- Из-за тебя, ублюдок, мы уйму времени убили, рыская по окрестностям! Заставить бы тебя за это заплатить... но ты выглядишь так убого, что руки марать противно.

Его дружки согласно захмыкали. Уилсон, представший перед ними сейчас, разительно отличался от того, кого они знали. Он, казалось, ужасно исхудал, а его лицо даже в сумерках выглядело изможденным. Тощий, замученный и похожий на скелет, он производил весьма жалкое впечатление.

- Вид у тебя – в гроб краше кладут! Что с тобой стряслось?

- Надорвался, пока гроб отсюда перепрятывал?

- Ха-ха, умора.

Они разглядывали инфицированного, насмехаясь над ним.

- Ладно, Уилсон. Куда ты его уволок? Мы уже достаточно времени даром потратили, так что хватит пустого трепа.

- Вы тут все собрались? – внезапно прозвучал женский голос со стороны окна, и они оторопело уставились на стоящий на подоконнике силуэт.

- Ты кто такая? – раздались требовательные выкрики.

Не отвечая на вопрос, женщина продолжила:

- Но я не вижу того человека, который должен быть среди вас.

Один из мужчин перевел взгляд на инфицированного.

- Уилсон! Что происходит?

Тот растянул губы в довольной усмешке, и всех четверых перекосило.

- Паскуда! Ты нас предал!

Стекло в оконной раме разлетелось со звоном, когда Мари спрыгнула на пол. Теперь, когда она больше не была темным силуэтом на фоне проникающего с улицы света, они смогли разглядеть ее лицо, а узнав – пришли в ужас.

- Мари?!.. Не может быть!..

Руки всех четверых дернулись за пазуху, словно они желали что-то вытащить. Раздался короткий вопль боли, и Мари отшвырнула в сторону разорванное пополам тело.

- Какого черта она здесь делает?! – остальные поспешно вытаскивали пистолеты, но прежде, чем хоть кто-то из них успел это сделать, Мари разорвала следующего. Один из оставшихся кинулся к двери, его приятель чертыхнулся вслед убегающему и, не теряя больше времени на оскорбления, направил оружие на Мари и несколько раз выстрелил. Все пули вошли в стену, хотя он даже не уловил, как Мари двигалась. В следующий миг она оказалась прямо перед ним, он завопил от страха, но она перемахнула через него, приземлившись возле стены, в которой находился дверной проем, и коротким ударом руки пробила ее насквозь. Из-за стены раздался болезненный стон, а пробитая дыра окрасилась кровью.

- Что... что это?.. – пробормотал человек с пистолетом, вытаращившись на Мари. Он еще не понял, почему вместо того, чтобы прикончить его, она пробила стену.

Глаза Мари сверкнули, и снаружи раздался звук удара, когда она приложила об стену того, кто выскочил в попытке убежать и кого она схватила прямо сквозь бетон. Кровь, стекающая из дыры по ее руке, хлынула сильнее. Оставшийся в одиночестве мужчина направил на нее пистолет трясущимися от ужаса руками, не в силах поверить в то, что видел.

«Она достала его прямо сквозь стену... Я видел кое-какие материалы про нее, но такое...»

За какой-то миг она расправилась со всеми его товарищами.

Повернув голову, Мари в упор уставилась на него, и ее глаза были ледяными.

- Не подходи ко мне! – завопил он и начал стрелять. В тот же миг Мари возникла рядом с ним, схватила его за горло и прижала к стене, выбив из него хриплый крик.

Губы Мари медленно разомкнулись.

- Где остальные твои подельники?

- Кх… Кхог…

Горло мужчины было так сжато, что он не мог ни дышать, ни говорить. Она разжала руку, позволив ему обессиленно сползти на пол. Он закашлялся, растирая себе горло, и через некоторое время выдавил:

- М-мы тут все.

- Как минимум должен быть еще один.

Он удивленно взглянул на нее, ощупывая горло.

- Я… Я не понимаю, о чем ты.

- Он один из ваших. Высокий, со светлыми волосами.

- Светловолосый?  Таких у нас нет.

- Не стоит мне врать. Если я пойму, что ты пытаешься меня обмануть, то ты умрешь не такой легкой и быстрой смертью, как твои приятели, которые уже валяются тут, - злобно прошипела Мари.

Человек снова затрясся в ужасе:

- Н-но это правда! Все наши были здесь, в полном составе! Я не мог бы не знать о таком человеке среди нас!

Мари прищурилась, оценивая его растерянный и перепуганный вид. «Такого среди них нет? Он не из этой группировки? Но он определенно сказал, что он из тех, кто похитил гроб...»

Окинув мужчину задумчивым взглядом, Мари пробормотала:

- Я должна убедиться, правда ли это... Выведаю ее медленно и не спеша.

 

Франкенштейн и Райзел наблюдали за происходящим с крыши здания, расположенного неподалеку.

- Должен ли я вмешаться, Мастер? – вопросительно взглянул на Райзела Франкенштейн.

Тот некоторое время стоял молча, потом тихо промолвил:

- Люди… они совсем не изменились.

Франкенштейн безмолвно смотрел на него.

- Ради своей цели они так легко отбирают жизнь…

Повеял ветер. В глазах Райзела промелькнула грусть.

- Мастер… - обратился к нему Франкенштейн голосом, полным печали.

Райзел развернулся.

- Уходим.

Франкенштейн бросил еще один взгляд туда, где разворачивались события, и последовал за ним.

 

 

По лаборатории, заставленной сложным оборудованием, торопливо сновали ученые. В ее центре, в огромной колбе, до краев наполненной жидкостью, находился Джейк, обнаженный и свернувшийся в позе эмбриона. Его рот и нос закрывала дыхательная маска, от которой отходил шланг, ко всем частям его тела тянулись провода от датчиков. Раздался электронный сигнал, и жидкость начала медленно сливаться. Джейк открыл глаза и взмахнул рукой. Во все стороны разлетелись осколки толстого стекла, на пол хлынула не успевшая полностью уйти жидкость.  Джейк не спеша поднялся и пошел к ученым, как ни в чем не бывало ступая босыми ногами по осколкам. Окружившие его люди в белых халатах начали обеспокоенно задавать ему вопросы.

- Как ваше состояние? Судя по показаниям приборов, можно сделать вывод, что эксперимент прошел весьма успешно…

- В порядке.

Услышав этот короткий ответ, ученые, замершие в напряжении, облегченно выдохнули. Если бы Джейк был хоть немного недоволен, то непременно поднял бы на них руку в гневе. А теперь можно было не беспокоиться о его настроении и порадоваться успешному завершению эксперимента.

- Раны на вашем теле тоже практически излечились, господин Джейк.

Он оглядел себя. Действительно, повреждения почти полностью исчезли.

- Это оттого, что ваша способность к регенерации тоже значительно возросла.

Издав тихий смешок, Джейк сжал кулак. «Моя сила стала настолько огромной, что я ощущаю это, даже не прибегая к изменению своего тела».

- Поэтому можно утверждать, что эксперимент прошел успешно...

Услышав это, Джейк обвел взглядом всех присутствующих в лаборатории, и от него повеяло гневом. В один миг его ярость заполнила все вокруг.

- Вы все, зарубите себе на носу. Со временем то, что здесь произошло, перестанет быть секретом. Однако если вы начнете об этом распространяться, то точно умрете очень скоро. Из-за того что нарушили правила Организации.

Его гнев ощущался почти как физическое давление, под его тяжестью ученые с трудом хватали воздух пересохшими ртами.

- П-понятно.

- Н-не беспокойтесь. Мы непременно сохраним это в тайне.

Те из них, кто не сумел выдавить хотя бы слово, усиленно закивали головами.

Глядя на них, Джейк криво усмехнулся.

 

 

***

 

М-21 и М-24 мрачно взирали с крыши здания на раскинувшийся внизу город. Им только что стало известно, что Мари использовала инфицированного как приманку и сумела захватить пленника.

- Черт, не думал, что эти парни попадутся так скоро, - поморщившись, сказал М-24.

М-21 тихонько вздохнул. Теперь Организация выяснит, что Франкенштейн не имеет отношения к похитителям гроба. Пусть эта информация дойдет к ним нескоро, но они ее получат, и этот момент нужно максимально отдалить.

- Все же этот уродец доставил нам проблемы, - досадливо бросил М-24, имея в виду инфицированного. Несомненно, если бы не он, Организация вряд ли напала так легко на нужный след.

- А, вот вы где, - внезапно раздался голос за их спинами, и они поспешно обернулись, вздрогнув от неожиданности.

К ним неторопливо приближались Райзел и Франкенштейн.

- Что вы здесь делаете?! – воскликнул М-21, не в силах скрыть потрясение от того, что эти парни так спокойно шляются по окрестностям, в то время как они с М-24 беспокоятся, чтобы не стало известно, что похитители гроба не имеют с ними ничего общего.

- Наблюдаем за окружающей обстановкой. На всякий случай.

М-21 уставился на Франкенштейна.

- Разве ты, забыл, что я сказал вам не попадаться на глаза?

- И я благодарен тебе за эту заботу, - с легкой улыбкой ответил Франкенштейн.

От этих слов М-21 перекосило, и он не смог ничего ответить.

Подойдя ближе, Франкенштейн остановился, но Райзел продолжал идти. М-24 напряженно уставился на него, а его напарник слегка попятился. Спокойно миновав их, Райзел остановился у края крыши и с бесстрастным лицом устремил взгляд вниз, на город, не обращая внимания на М-21 и М-24, которые недоуменно смотрели на него.

- Кроме того, я хочу узнать у вас кое-что, - снова заговорил Франкенштейн, и М-21 перевел взгляд на него.

- Ты ждешь от нас слишком многого.

- Если ответить будет сложно, я не настаиваю, - наклонил голову Франкенштейн.

- Сперва задай вопрос.

- Джейк и Мари, да и вы оба тоже, изначально полагали, что мы заодно с теми, кто украл какой-то гроб. О чем именно шла речь?

Глаза М-21 сузились, и он с подозрением взглянул на Франкенштейна, словно ища в его словах скрытый смысл.

- Зачем вы хотите об этом узнать?

- Все началось именно с этого недоразумения, поэтому мне просто хотелось бы разобраться подробнее.

- Я уже говорил, что мы преследовали тех, кто украл эту вещь у Организации, и наткнулись на вас. Неудивительно, что мы ошиблись, приняв вас за похитителей.

- Эта вещь, принадлежавшая Организации... вы говорите, это гроб?

- Да, так и есть.

- Зачем люди, которых вы преследовали, его похитили?

- Этого мы пока не знаем. Но скоро это выяснит Мари, поскольку она захватила одного из них живым. Этот парень не просто исполнитель, как тот, который попался нам.

Франкенштейн задумался. «Хотелось бы спросить намного больше, но не стоит поддаваться этому желанию. Если я спрошу, какое отношение саркофаг, в котором покоился Мастер, имеет к Организации, это может возбудить ненужные подозрения».

- Теперь, когда Мари схватила одного из них, проблем не избежать, - с кислой миной сказал М-21. - Скоро станет понятно, что вы не связаны с шайкой похитителей. А вы так свободно разгуливаете по окрестностям... Если вы попадетесь на глаза Мари или кому-нибудь еще…

Райзел, до того безмолвно взиравший на город, обернулся. М-24, который продолжал на него смотреть, не отрывая взгляда, вздрогнул и отступил назад, М-21 тоже сосредоточил на нем все свое внимание, но он снова как ни в чем не бывало прошел между ними. И тут Франкенштейн что-то бросил. М-21 автоматически поймал эту вещь. В руках у него оказался лист бумаги, а внутри, когда он развернул его, был ключ.

- Это что?

- Ключ от дома, где вы будете в безопасности. На бумаге адрес и схема, как пройти к нему.

Миновав Франкенштейна, Райзел пошел дальше. М-21 нахмурился.

- Что это еще за безопасный дом? Ты думаешь, мы сможем чувствовать себя в безопасности в месте, о котором тебе известно?

- Будет лучше, если вам не придется его использовать… но если вдруг что-то случится, лишним он не будет.

На это М-21 не нашел, что ответить. Откровенно говоря, было неплохо иметь подобное место, если дела сложатся не так. Кроме того, если случится нечто непредвиденное, то у них не будет времени на поиски укрытия. Но все же М-21 не понимал до конца мотивов Франкенштейна и потому смотрел недоверчиво и встревоженно.

- Думай об этом, как об ответной любезности за вашу помощь. На этом прошу нас извинить.

С этими словами Франкенштейн развернулся и последовал за Райзелом.

М-21 и М-24 молча смотрели вслед их постепенно удаляющимся силуэтам.

 

 

 

 

 

 

Расставшись с ними, Райзел и Франкенштейн остановились на крыше высотного здания, откуда стали смотреть вниз на огни ночного города. Взирая на раскинувшуюся внизу панораму, Райзел произнес:

 - Человеческое общество воистину сильно изменилось... И эти изменения коснулись не только самих людей.

Франкенштейн безмолвно стоял рядом с ним.

- Франкенштейн.

- Да, Мастер, - он слегка поклонился.

- Я хочу немного побыть один.

- Но…

Франкенштейн не посмел закончить фразу под спокойным мягким взглядом Райзела. На первый взгляд он выглядел как обычно, но глазу Франкенштейна были заметны малейшие изменения его настроения, и потому, не произнеся ни единого лишнего слова, он склонил голову.

- Слушаюсь.

Получив этот ответ, Райзел исчез, словно просто растворился в воздухе.

Он переносился с крыши на крышу, как будто паря в ночном небе. Его волосы и полы пиджака развевались, подхваченные воздухом, отчего казалось, что он летит в потоке ветра. Через некоторое время он остановился на крыше высотного здания, откуда открывалась полная панорама горящего огнями города. Райзел прикрыл глаза и подставил лицо ветру, словно стремясь ощутить его как можно полнее, пряди его волос и края одежды трепетали на этом ветру.

Шло время, а Райзел все продолжал взирать на раскинувшийся внизу город. За ним с почтительного расстояния внимательно наблюдала пара глаз, разумеется, принадлежавшая Франкенштейну. В его взгляде было беспокойство.

- Мастер... – пробормотал он... - Как я и думал... он заблудился.

В его взволнованных глазах отражалась фигура Райзела, который там, вдалеке, повернул голову, осматриваясь по сторонам.

- Вот почему я советовал вам не ходить одному… Вы ушли слишком далеко, – раздавались под темным ночным небом сетования Франкенштейна.