Том 2. Глава 6. Перемены.

 

 

 

 

Шаги. Шаги.

Расставшись с командой Райзела, М-21 и М-24 шли по темному коридору.

- Все будет в порядке? – обеспокоенно спросил М-24.

- Наверное… - ответил М-21. -  Эти двое превзошли наши самые смелые  ожидания. Поскольку такие, как они, внезапно появились в поле зрения, Организация не сможет оставить этот факт без внимания. Если все пойдет хорошо, эти двое сыграют именно ту роль, которая нужна нам. А мы, в свою очередь, должны строжайшим образом скрывать тот факт, что знаем о них больше, чем Организация, и то, что мы заключили с ними сделку.

М-24 кивнул:

- Угу...

Они дошли до конца коридора, и  М-21 толкнул дверь.

Скрииип…

Издав скрежет, дверь открылась, и перед ними предстал тот самый подвал, где они оставили Мари и Джейка. М-21 и М-24 зашли в помещение и огляделись. Внутри повсюду  валялся различный ни на что не годный хлам, но признаков чьего-либо присутствия не было.

- Этих двоих нет?

- И того грязного отброса тоже.

Вспомнив об упыре, М-24 скривился и пробормотал:

- Что же мне с ним в результате делать?

- Мы должны избавиться от него в ближайшее время.  Как можно скорее. Вероятнее всего, это он рассказал Джейку и Мари о детях. Когда у тебя была с ним связь разумов, он был в таком состоянии, что не понимал происходящее, но когда связи нет, рано или поздно он сболтнет то, что даст Джейку и Мари ключ, с помощью которого они смогут догадаться о твоей способности.

М-24 снова скривился:

- Черт… хорошо бы узнать, куда отправились Джейк и Мари.

- Мы ходили в исследовательский институт Организации, - внезапно раздался голос Мари.

М-21 и М-24 вздрогнули и уставились на вход в подвал. Мари стояла в проеме двери. Два человека застыли в напряжении, не зная, слышала ли Мари, о чем они только что говорили.

Окинув обоих спокойным ледяным взглядом, Мари произнесла:

- Где оно?

Оно.

Так Мари назвала инфицированного. М-21 и М-24 с  облегчением вздохнули. Услышь Мари их разговор, и ее реакция, безусловно, была бы совершенно иной.

- О-оно? - растерянно переспросил М-24, все еще не пришедший в себя от неожиданности.

- М-24, тот мусор, который получился в результате того, что ты был голоден.

- Мы думали, он ушел с вами. Если нет, он бродит где-то поблизости в поисках еды, - поспешил ответить М-21.

- Ты сказал, это оно украло гроб?

- В-верно…

Мари едва заметно вздохнула.

- В конечном итоге мне придется сделать так же, как поступили вы: я использую этот мусор, чтобы выманить ту шайку, что стоит за ним, - тихо произнесла она, не скрывая своего раздражения. И тут же вспомнила  встреченного недавно золотоволосого мужчину. В ее глазах блеснул лед. И голос стал настолько же холодным:

- Ничего не поделать: мне необходимо с ним встретиться.

 

 

 

 

Дорога к дому. Райзел и Франкенштейн пересекали парк, совершая неспешную ночную прогулку.

- Что вы думаете об их словах, Мастер?

В ответ Райзел, не меняя шага, на некоторое время погрузился в размышления, после чего произнес:

- Вероятно... Я не знаю, в чем именно... Но они, определенно, говорят нам неправду.

- Неправду?

- Они связались с нами ради цели, которая намного важнее, чем простое упорство в желании выжить. Ради чего-то, о чем они думают с такой силой, что их воля достигла меня…

- Мастер, было ли это моей ошибкой - принять их предложение?

- ……

На этот вопрос Франкенштейна Райзел не ответил ни слова. Однако Франкенштейн, не акцентируя на этом внимание, продолжил говорить:

- Скорее всего, в будущем все еще больше осложнится. Современные люди  сильно отличаются от тех, что были в далеком прошлом.

Лицо Франкенштейна потемнело.

- ……

Райзел безмолвно шел рядом.

- И в настоящее время у меня катастрофически не хватает информации об этой организации. Потому что после того, как Мастер исчез, я тоже скрывался. Куда исчез Мастер, в чем была причина, кто еще мог быть замешан в этом... У меня не было ответов на все эти вопросы, поэтому я ушел в тень и действовал чрезвычайно осторожно. И в результате сейчас, когда Мастер так нуждается в точных сведениях, я не могу даже как следует…

- Франкенштейн, - прервал его Райзел.  Его шаги замерли, и он слегка обернулся к Франкенштейну.

- Я доверяю твоим решениям. Что бы ни произошло, в любой ситуации. И в будущем это останется неизменным.

Райзел произнес это особенно бесстрастным и спокойным тоном. Однако, несмотря на этот тон, глаза у услышавшего его слова Франкенштейна  широко распахнулись. И хотя сказано было не много, в голосе Райзела ощущалось бесконечное доверие.

- Мастер…

С губ Франкенштейна больше не смогло сорваться ни слова. Райзел снова продолжил путь.  Франкенштейн, не отрываясь, смотрел на его спину.

Вшшшших~

Порыв ветра пробежал по волосам Райзела и Франкенштейна, развевая их.  И Франкенштейн задумался, поднимая из памяти все то долгое время, что он провел с Мастером.

«Мастер не изменился».

Тысяча лет. Именно столько они провели Райзелом вместе…

«Да, так и есть.  И все это время Мастер всегда, без единого слова доверял мне. И я…»

Франкенштейн с теплом во взгляде снова посмотрел на спину Райзела.

«…я всегда верил в неизменность Мастера и ждал его возвращения».

Франкенштейн мягко и счастливо улыбнулся и последовал за Райзелом. А поднявшийся ветер следовал за ними.

 

 

 

Подземная исследовательская лаборатория.

Несколько ученых с испуганными лицами обтекали холодным потом: напротив них стоял Джейк и буквально излучал злобу.

- Итак, вы хотите сказать, что не можете?..

- Джейк-ним, дело не в том, что не можем… но если нет разрешения руководства, мы не вправе проводить эксперименты.

Джейк уставился на посмевшего заговорить ученого.

- Вы тут всю дорогу проводили эксперименты в научных целях. И чтобы провести еще один, на мне, вам не нужно особого разрешения.

- Но все же это невозможно. Мы достигли настолько заметного успеха в наших исследованиях, что теперь наши разработки находятся под тщательным наблюдением и доскональным контролем. Кроме того, прежде мы не проводили ни одного эксперимента на существе, подобном Джейку-ним, законченном и совершенном, мы не можем предсказать, каким будет результат. И еще, доктор Кромбель прибыл сюда лично  именно для проверки и контроля!

Ученый, который говорил это Джейку, всем своим видом демонстрировал, что он не намерен отступать.

- Хьююю~ Вот оно что, - шумно выдохнув, проговорил Джейк и поскреб голову. Он как будто бы сдался, поэтому до предела напряженные ученые с облегчением вздохнули.

И тут…

Джейк неожиданно исчез из поля их зрения и в то же мгновение появился рядом с посмевшим отказать ему ученым. Схватив его рукой за горло, он поднял несчастного над полом.

- Кхог…

Ученый вскрикнул от боли и начал бить руками и ногами, ища опору в пустом пространстве. Однако, оказавшись в крепком захвате Джейка, он практически не мог двигаться. Джейк без капли жалости посмотрел на него и сказал:

- В таком случае ты мне не нужен… сдохни.

Словно выплюнув эту фразу, он сильнее сжал руку.

Хрясть.

Шея сломалась, и тело ученого обмякло и повисло. Джейк разжал пальцы, и тело безвольно упало на пол.

Бум.

До этого ошалело наблюдавшие за происходящим ученые пришли в ужас и робко и нерешительно начали пятиться, отступая к выходу. Джейк же, совершив то, что просто не укладывалось у них в головах, напротив, состроил скучающую мину:

- Это вы совсем не дело придумали, пытаться решить проблему утомительными разговорами, которые к тому же совсем не доставляют мне удовольствие.

Остальные ученые дрожали крупной дрожью. До них, конечно, доносились многочисленные слухи, но представить, что Джейк, невзирая на наказание, может просто взять и убить ученого Организации, они не могли. Хотя и слышали много раз, что он убивает, кого захочет, безжалостно и не разбирая, друг это или враг.

Джейк бросил взгляд на трясущихся от страха людей.

- Кто-то еще считает так же, как этот дохлый придурок? Хотя без разницы. Для того, чтобы подвергнуть меня экспериментам и получить тот выдающийся результат, о котором вы мне тут наплели, достаточно будет всего парочки таких, как вы.

- Н-нет, сэр, - торопливо ответил один ученый. Тот, который изначально обследовал ранения Джейка.

- Мы все сделаем.

Когда один вышел вперед, остальные тоже начали друг за другом выдвигаться. Джейк криво усмехнулся.

- Правда? Ну вот, совсем другой разговор. Иногда вам следует тренироваться говорить и приятные вещи.

- ……

Никто из ученых не решился никак прокомментировать эту шутку Джейка.

- Итак, с этим экспериментом есть какая-то проблема, настолько серьезная, что доктор Кромбель должен решить ее лично?

- Нельзя сказать, что это проблема, скорее наоборот. За прошедшее время все предварительные эксперименты были закончены. Вот только мы еще не ставили экспериментов на образцах, чья генная структура уже была усовершенствована. Однако в вашем случае, Джейк-ним… в отношении экспериментов, вас невозможно сравнить с какими-то простыми образцами, вы их, несомненно, значительно превосходите. Если даже возникнут осложнения, вы сможете их преодолеть.

Выслушав объяснения ученого, Джек усмехнулся одной стороной губ.

- Ахахах… вот и славно. И зарубите себе на носу, Кромбель и Мари не должны ничего об этом знать.

- Да-да, мы понимаем,  - остальные, соглашаясь, поспешно закивали головами. В данном случае они думали и о своей шкуре тоже. Если станет известно о проведении несанкционированных экспериментов, ученым не поздоровится в первую очередь.

- И если они все же что-то узнают, что бы со мной не сделали в этом случае… - Джейк, словно стараясь запечатлеть свои слова в памяти ученых, окинул их одного за другим жестким и мрачным взглядом, - вы этого точно не переживете.

- Да… - нестройным унылым хором ответили ученые.

 

 

***

 

Дом Франкенштейна.

Тырырырынк.

Зазвонил  телефон. Франкенштейн поднес его к уху.

- Вы звоните раньше, чем я ожидал. Я думал, некоторое время вы воздержитесь от связи. Или этот звонок ради того, чтобы убедиться, что связь работает?

- Я тоже не думал, что придется так скоро звонить вам, - раздались в трубке  слова М-21, сказанные сухим тоном.

- В чем дело?

- Ты помнишь женщину, которая была среди тех людей, которых ты недавно встретил?

В памяти Франкенштейна всплыл образ Мари.

- Да, помню.

- Ее кодовое имя – Мари. Когда вы пересеклись, Джейк был повержен, но она, скорее всего, так и не вмешалась. Однако сейчас она начала предпринимать меры, чтобы самой найти тебя. Для чего, мы не знаем. Но теперь, кажется, ее главная цель не те, кого мы преследовали изначально, а именно ты. Кроме того, подозрительно еще и то, что прежде она воздерживалась от каких-либо действий, а теперь стала действовать активно и в одиночку… Несмотря на то что она одна, вам стоит проявлять большую осторожность. Она существенно отличается от Джейка.

Франкенштейн и сам уже понял, что Мари совсем не такой простой противник.

- Я и вообразить не мог, что вы будете предоставлять настолько подробную информацию о каждом своем шаге. Это очень любезно с вашей стороны.

В голосе Франкенштейна отчетливо прозвучал сарказм. В ответ на это М-21 заговорил откровенно грубо:

- Ты думаешь, я все это делаю для своего удовольствия? Я просто хочу до тебя донести, что при нынешнем положении будет весьма глупо шляться по окрестностям и нарываться.

После этой раздраженной тирады М-21 прервал разговор. Франкенштейн положил телефон и перевел взгляд на Райзела.

- Похоже, они начали действовать.

- …..

Когда Райзел услышал слова Франкенштейна, его лицо тоже приняло серьезное выражение.

- Ммм…

С его губ сорвался долгий, наполненный беспокойством вздох. Райзел  молчаливо и скромно сидел за обеденным столом, и его взгляд был сосредоточен на огромном блюде, стоящем перед ним. В этом блюде находился рамён, имеющий чарующий аппетитный вид, и от него клубами поднимался горячий пар. А рядом на двух небольших блюдечках по отдельности лежали кимчи и танмуджи.

Франкенштейн некоторое время внимательно смотрел на Райзела, а потом проговорил:

- Мастер, что-то не так? Вы не изволите кушать?  Чтобы вам не было нужды беспокоиться, я приготовил и кимчи, и танмуджи…

- Мм…

Лицо Райзела осталось твердым и напряженным. Несколько мгновений он мучился, а потом медленно разомкнул губы и произнес:

- Я жду, когда он станет больше.

- ……

- Если делать так, он вырастает.

- ……

На лице Франкенштейна выступил холодный пот.

«Я должен был заварить двойную порцию!!!» - воскликнул он в своем сердце, коря себя за такую серьезную оплошность.