Том 2. Глава 4. Звонок.

 

 

 

 

 

Гостиная в доме Франкенштейна.

Райзел и Франкенштейн сидели на диване в гостиной и тихо пили чай. Лицо Франкенштейна светилось счастьем. Сам факт того, что он вот так, даже не разговаривая, сидит вместе с Мастером и пьет чай,  наполнял его сердце радостью.

Тырыньк.

Внезапный телефонный звонок разорвал тишину.  Франкенштейн издал тяжелый вздох – атмосфера была разрушена. Посмотрев на экран телефона, он убедился, что человеком, выдернувшим его из состояния блаженства, был Шинву.

- Что случилось у Шинву…

Франкенштейн нажал кнопку на телефоне.

- Алло?

- Директор-ним, вы сейчас где? -  быстро заговорил Шинву, едва услышав его голос.

 Франкенштейна взволновала такая торопливость, и он поспешно ответил:

- Я дома. Что случи…

Щелк.

На середине его слов связь неожиданно оборвалась. Лицо Франкенштейна напряглось. И то, как говорил Шинву, и этот неожиданный конец разговора посреди ответа пробудили у Франкенштейна чувство, что снова случилось что-то не слишком хорошее.

Посмотрев на Райзела, он произнес:

- Мастер, разговор оборвался в середине. И, судя по голосу, Шинву очень спешил. Я беспокоюсь.

Звяк.

Райзел поставил чашку. Выражение его лица практически не изменилось, но только что присутствующее настроение расслабленного спокойствия полностью исчезло.

- Те, с кем я недавно столкнулся, тоже находились неподалеку от дома Шинву. Возможно, именно его они и искали. Сейчас дети живут в доме Юны.  Мое внезапное появление переключило внимание преступников на меня, но, возможно, от поисков Шинву они не отказались. И этот звонок, учитывая обстоятельства…

Звонок в дверь прервал его речь на середине.

- Мастер, прошу извинить меня, я отлучусь ненадолго.

Франкенштейн быстро поднялся и подошел к домофону. И на его мониторе он увидел Шинву, Юну и Икхана.

- Директор-ним!  Мы пришли.

- Нам было скучно, вот мы и пришли!

- Рай не знает, как открыть дверь, поэтому мы пришли в то время, когда здесь директор-ним. Хахахаха, - галдели дети. А Франкенштейн стоял и смотрел на их лица в экране домофона. Вскоре подошел Райзел и, встав сбоку от Франкенштейна, тоже принялся смотреть туда, не сводя глаз.

- ……

Некоторое время он бесстрастно смотрел в монитор, потом развернулся.

Шуух.

Так же безмолвно он вернулся к своему прежнему месту на диване, сел, поднял чашку и поднес к губам.

Глядя в монитор, Франкенштейн произнес:

- Шинву-гун.

- О! Это директор-ним.

- Йес! Шинву на связи, директор-ним! - раздались  в ответ радостные голоса Икхана и Шинву.

- Просто лезьте через забор.

- Что? - переспросил Шинву в растерянности.

 Но Франкенштейн не стал отвечать.

 

 

 

Парой минут позже шумная компания благополучно ввалилась в гостиную. Дети тут же выложили на стол купленные ими закуски и напитки, завалив его целиком.

- Ммммм…

У Франкенштейна вырвался тихий, но долгий стон. На его лице и во взгляде отчетливо читалось крайнее беспокойство.

- Муахахаха! Ну, как я и сказал…

- Точно, Шинву, все верно!

- Рай, мы пришли, потому что подумали, что тебе скучно.

- Ну, постоянно сидеть дома определенно скучно, так что…

- Пропускать школу оказалось вовсе не так круто.

- Рай, а ты, наверное, вообще не выходил из дома несколько дней. Что ты тут делаешь совсем один?

Дети галдели без передышки. Райзел не отвечал им, словно то, что они говорили, не имело к нему никакого отношения.

- Мммммм…

Глядя на этот галдящий смерч, обрушившийся на гостиную,  Франкенштейн мрачнел все больше и больше.

Он не отрывал глаз от оберток, фантиков и крошек, от того, что рвали и ели дети, от горы мусора, растущей на столе и вокруг него.  Его взгляд был словно прикован к ним, и дело было не только в огромном количестве мусора, но и в том, что гора пустой упаковки неуклонно разрасталась, грозя заполнить собой всю гостиную.

Во взгляде Франкенштейна читалось бесконечное страдание.

- Мммммммм…

Среди водоворота мельтешащих детей Франкенштейн пил чай и издавал тихие протяжные стоны. Было так тяжело, что он прибег к мысленной концентрации.

«Успокойся. Разве это не твои любимые ученики? Верно, верно…Ты должен успокоиться. Франкенштейн, ты выдержишь. Ну-ка, вдох-выдох».

Когда-то он прочитал, что роженицы используют технику глубокого дыхания, чтобы успокоиться и облегчить свои страдания, и решил, что сейчас не менее подходящая ситуация для ее применения.

- Директор-ним.

- Уфхххх....

Увлекшись глубоким дыханием, он даже не услышал, как его окликнул Шинву.

- Директор-ним?

- А!

После второго окрика Франкенштейн пришел в себя. Все во главе с Шинву смотрели на него ясными чистыми глазами. Кроме, конечно же, Райзела: он пил чай.

Поймав их взгляды, Франкенштейн светло улыбнулся:

- Хаха… простите. Я, похоже, немного задумался и не услышал, что Шинву-гун зовет меня.

- Бедный директор-ним. Вы не очень хорошо выглядите.

- И правда. Вы такой бледный… Все в порядке? - обеспокоенно спрашивали Шинву и Юна.

Франкенштейн снова натянул на лицо улыбку и поспешил ответить:

- П… порядок. Что вы спрашивали, Шинву-гун?

- А, да… Когда можно будет снова ходить в школу?

- В школу? - переспросил Франкенштейн.

Икхан кивнул головой:

- Да. Мы волнуемся, что если сильно задержимся с возвращением к занятиям, наша школа значительно отстанет в учебном процессе от остальных школ...

Франкенштейн прикоснулся к подбородку.

- Да, пожалуй. Но, увы, пока местная полиция не объявит, что стало достаточно безопасно для возвращения учеников в школы, будет сложно что-то с этим сделать.

Лица Икхана и Юны потемнели. Потому что  из слов Франкенштейна следовало, что обстоятельства того жуткого происшествия так и не выяснились, и опасность не миновала.

- Даже полиции сложно расследовать преступление такой тяжести и масштаба. Однако они задействовали все ресурсы, так что хорошие вести не заставят себя ждать.

- Ну, у меня все в порядке, за исключением того, что мне очень скучно, - не попав в общее настроение, возмутился Шинву. Икхан бросил на него испепеляющий взгляд.

Тырырырыньк.

В этот момент где-то зазвонил телефон.

- А, это мой.

Шинву достал из кармана трубку.

- О… - он посмотрел на номер и широко распахнул глаза.

- Как это?..

Шинву ошарашенно смотрел в телефон, и у всех на лицах появилось удивление.

- Шинву, в чем дело? Кто это, почему у тебя такой вид?

Шинву со встревоженным выражением на лице произнес:

- Это… Юна. Входящий звонок от Юны.

Икхан и Юна вздрогнули. Но тут же смущенно улыбнулись.

- Ну же,  Шинву… не пугай так.  Вот же Юна! Сегодня вроде не первое апреля, да и вообще это очень плохая шутка…

- Да уж, Шинву. Я даже удивлена.

И хотя все попросили его прекратить баловство, выражение лица Шинву не изменилось. Он только протянул им телефон.

- Это не шутка. Смотрите.

 

[Юна].

 

Определенно, на экране телефона Шинву высветилось имя Юны.

- Звонок с номера, который сохранен у меня как номер Юны.

Посмотрев на телефон Шинву, Икхан вздрогнул.

- Как это может быть? Юна, твой телефон не может лежать так, чтобы случайно набрался номер Шинву?

Юна помотала головой.

- Нет, я потеряла свой телефон и еще не купила новый. В тот раз, когда... - начала Юна и внезапно замолчала. Она осознала, при каких обстоятельствах потеряла телефон. Это произошло именно тогда, когда ее похитили. Вернее нет, точнее будет сказать, что его у нее отобрали те люди. И именно с него они звонили тогда Шинву.

Лицо Юны побелело.

- Ко… когда меня похитили, те люди отобрали телефон…

- Да, точно. Они мне тогда тоже позвонили с номера Юны.

- Не может быть…

И Шинву с Икханом тоже побледнели.

Тырырырыньк.

В тишине гостиной по-прежнему раздавался громкий звук звонка телефона Шинву. И этот звук, по сравнению с первым звонком того же телефона несколько секунд назад, теперь казался намного громче: настолько зловещей была тишина в комнате.

Франкенштейн произнес:

- Я отвечу.

- Да…

Шинву протянул ему телефон. Франкенштейн нажал кнопку и приложил трубку к уху.

- Алло.

- Хмм… Это явно не голос паренька Шинву. Что ж, видимо, это один из тех двоих людей. Я не мог бы забыть этот голос. И, думаю, ты не забыл мой.

- ……

Глаза Франкенштейна сузились. Он понял, кому принадлежит раздавшийся в трубке голос.

- Это очень удачно. Мы звоним как раз потому, что у нас дело к вам, а не к мальчишке. Давайте встретимся в том недостроенном здании, где увиделись впервые.

Пиии…

Закончив говорить, М-21, не дожидаясь ответа Франкенштейна, прервал связь со своей стороны. Франкенштейн убрал трубку от уха. В страхе наблюдающий за происходящим Икхан произнес:

- Директор-ним, это были те люди?

Этот вопрос волновал не только Икхана, Шинву и Юна тоже испуганно ждали, буквально глядя в рот Франкенштейну. Видя это, Франкенштейн слегка улыбнулся уголками губ.

- Нет. К счастью, это не тот звонок, о котором вам стоит беспокоиться.

- Тогда кто звонил?

- Это был человек, который нашел телефон Юны-ян. Случайно найдя телефон, он позвонил по номеру, который очень часто встречается в списке звонков.

- Ааа~

- А я так…

Ужас на лицах детей исчез.

- Зря боялись.

- Точно… Повезло. Даже телефон Юны нашелся.

Юна слегка улыбнулась беспомощной улыбкой.

- У… угу. Это было такое страшное событие, что я еще полностью не пришла в чувство и не могла себя заставить даже подумать о нем, поэтому и не вспомнила о том, что лишилась телефона.

От ее слов Шинву и Икхан вскочили на ноги.

- Юна, все в порядке. После такого жуткого происшествия вполне естественно долго не приходить в себя. Любой на твоем месте чувствовал бы себя так же.

- Точно-точно. Если бы это случилось со мной, я бы совсем двинулся крышей. И вообще не мог бы выйти из дома.

- Вот-вот. Дело Шинву говорит.

Хоть и одобрив слова Шинву, Икхан внезапно бросил на него косой взгляд.

- Хотя знаешь, Шинву, ты и обычно-то не слишком в себе.

- Ык…  Икхан… Ты, однако…

Шинву даже сжал кулаки, услышав слова Икхана. И принял такой вид, словно собирается его побить.

Юна посмотрела на шутливо ругающихся из-за нее друзей и улыбнулась. Райзел сидел и безмолвно пил чай. Франкенштейн смотрел на них ласковым взглядом.

И тут.

Звяк.

Райзел поставил чашку. И, словно это был сигнал, мягкий взгляд Франкенштейна исчез, и глаза его холодно блеснули. Однако он убрал из них сверкнувший лед и вновь вернул своему взгляду теплоту.

Поднявшись, он сказал:

- Господа, вам пора возвращаться домой. Уже поздно.

Трое детей удивились.

- А? Уже время?

- И точно, даже не заметили, как время пролетело.

- Когда это успело стемнеть?  Эх, мы так давно не виделись с Раем, что слишком развеселились и потеряли счет времени.

Троица посмотрела на часы и поднялась. Франкенштейн сказал им вслед:

- На всякий случай я сам заберу телефон Юны-ян.

Юна слегка вздрогнула.

- Не нужно. Это мой телефон, так что я сама схожу. Директору-ним не стоит беспокоиться о такой ерунде.

Смущенные Шинву и Икхан тоже вмешались:

- Да уж, директор-ним. Мы с Икханом сходим вместе с Юной, вам незачем беспокоиться.

- Где это видано, чтобы  директор ходил за потерянным телефоном ученика?

На их возражения Франкенштейн покачал головой.

- Думаете, это лишено смысла?

- Что?

- Но ведь…

На встречный вопрос Франкенштейна троица замялась и не смогла найти достойный ответ.

- И что же тут неправильного?

- Ну… когда вы вот так ставите вопрос, сказать почему-то нечего.

Франкенштейн мягко улыбнулся.

- Это вовсе не лишено смысла. Будь сейчас обычное время, тогда, возможно, я не стал бы беспокоиться, но в данных обстоятельствах мы должны быть осторожны в каждом мелочи. Поблизости произошел инцидент, настолько ужасный, что в это даже сложно поверить. И тут вроде бы дело касается простого возврата телефона, но мы не можем знать, кто на самом деле придет на эту встречу. И раз уж я узнал об этом звонке,  я не могу позволить пустить это дело на самотек. Я – директор высшей школы Йе Ран, и мой долг заботиться обо всех вас.

- ……

На мгновение дети потеряли дар речи. Потому что в голосе Франкенштейна чувствовалась неподдельная искренность. И потому, что они даже не подозревали, что их директор настолько бережет их и заботится о них.

- Да-а… - смущенно и растроганно ответили дети.

- Тогда оставляем это на ваше усмотрение.

- Спасибо за такую заботу…

Райзел безмолвно поднес чашку к губам. Он прикрыл глаза и пил чай,  на губах его была почти незаметная, легкая улыбка.

 

 

***

 

 

Секретная исследовательская лаборатория под землей под каким-то высотным зданием.

В лаборатории негромко переговаривались несколько человек. Они обсуждали недавно прибывшего испытуемого.

- Как же это…

- Серьезно? Это Джейк?

- Что за ерунда. Это не может быть какой-то ошибкой?

- Это подтвержденный факт. Недавно некоторые сотрудники видели, как раненного Джейка перевозили для исследований в лабораторию.

- Хооо… Кто же его так?

Пиии… пиии…

- Гхыыы…

Джейк лежал, подсоединенный к необходимому оборудованию, его тело было словно опутано проводами подключенных приборов. Хоть его глаза были закрыты, весь его вид выдавал крайнюю степень раздражения и недовольства.

- Хммм…

- Вот уж действительно…

Ученые смотрели на показания подключенных к нему приборов и издавали удивленные восклицания.

Время шло, но ничего не менялось… Пока до этого лежащий с закрытыми глазами Джейк не  поднялся и не ударил рукой прямо в находящийся рядом прибор.

Бам!

Под его рукой этот электроприбор с легкостью раскрошился.

- До каких пор вы будете просто смотреть и болтать?!

Ученые содрогнулись.

- Ну… На данный момент мы все же должны провести больше экспериментов и понаблюдать, - ответил один из них, и лицо Джейка перекосилось:

- Что? Эксперименты? - во взгляде Джейка плескалась злоба. - Вы собираетесь использовать мое тело… для экспериментов?

Ученые заволновались и отодвинулись подальше. В их глазах было одинаковое чувство.

Страх.

Они не были вооружены, они были всего лишь исследователями, и попасть под бешеную ярость Джейка было для них неразумным. Вдобавок Джейк убивал без разбора, не считаясь ни с чем. Каждый из них мог стать жертвой.

- Э… это не так. Потребуется время, чтобы понять, почему раны регенерируют настолько медленно. Мы вовсе не имели в виду, что нам нужно подвергать непосредственным экспериментам тело Джейка-ним, - храбро сказал один ученый, и ярость Джейка утихла.

- Хм… Я слышал, что сюда прибыл доктор Кромбель.

- Да, так и есть. Мы обязательно обратимся к нему за помощью. Безусловно, осмотрев Джейка-ним, он с легкостью определит причину.

Ярость Джейка начала исчезать, поэтому они поспешили ответить, чтобы он занялся какой-нибудь проблемой и не думал ни о чем другом. Они опасались, что он может учудить еще что-нибудь.

На некоторое время Джейк погрузился в свои мысли, после чего спросил:

- Хммм… Зачем он прибыл сюда?

- Чтобы провести  эксперименты по усовершенствованию. Не так давно у нас появился хоть небольшой, но значимый прорыв, поэтому он прибыл лично…

- П… послушай. Рассказывать об этом… - в растерянности пробормотал стоящий рядом ученый, и речь его коллеги оборвалась.

- А…

Выдавший важную информацию ученый и сам смутился. Потому что правилами учреждения не допускалась даже малейшая ее утечка. Однако у Джейка, услышавшего об этом, неожиданно на губах появилась улыбка:

- Усовершенствование? Вот оно что…