Том 2. Глава 3. Основа.

 

 

 

- Это были люди, - хмуро сказал Франкенштейн, уже успевший сменить пострадавшую в бою одежду. Райзел молча слушал его доклад и пил чай.

- Пока неясно, чьи интересы они представляют, но это определенно связано с саркофагом, где пребывал во сне Мастер. Детали еще предстоит выяснить, и я непременно этим займусь.

- Что произошло с твоей одеждой?

- Те, кого я встретил, отличались от наших предыдущих противников. По природе они были людьми, но обладали нечеловеческой силой... искусственно созданные существа, - Франкенштейн нахмурился.

- Люди... всегда стремились обрести силу, - тихо ответил Райзел.

- Да, Мастер. В прошлом в погоне за ней они тоже проводили множество экспериментов. Но сколько бы усилий они не прилагали, заметных результатов им тогда достичь не удалось. Сейчас... все изменилось.

- Они... тоже были искусственно созданными существами? – спросил Райзел, имея в виду похитителей Юны. Разумеется, Франкенштейн понял его верно.

- В этом я не уверен, но, вполне возможно, они тоже были когда-то людьми, впоследствии измененными. Но хоть их демонстрация силы и была краткой, я заметил способности, которые принадлежат не людям.

- Вот как. Значит, это то, что я почувствовал.

На лицо Райзела легла тень печали, и Франкенштейн вспомнил, что такое же выражение он видел несколько дней назад.

- Они создания, у которых нет своего места в этом мире.

«Так вот что означали слова Мастера», - догадался он, -  «Эти существа были созданы людьми в ходе экспериментов. Но все равно я пока не разобрался, кто они такие. Для этого у меня недостаточно данных... что же они собой представляют?» Франкенштейн мысленно перебирал всю информацию, которую уже успел получить, но не мог найти ответа.

 

- Кхыыг…

Лицо М-24 мучительно исказилось, он застонал, на его лбу крупными каплями стал собираться пот. Дрожащими руками он полез во внутренний карман пальто, нащупывая маленькую пластиковую баночку. Вытащив ее, он поспешно вытряхнул оттуда таблетку и закинул в рот. После этого сотрясавшая его тело дрожь начала затихать.

М-21 кинул на товарища сочувственный взгляд, на что тот криво усмехнулся:

- Обычное дело.

- Угу, - понуро кивнул М-21, безуспешно пытаясь придать своему голосу хоть немного бодрости.

В этот момент до них донесся издевательский смех Джейка, который сидел неподалеку, прислонившись к стене.

- Смотреть противно. Жалкие ничтожества утешают друг друга? Это слишком убогое зрелище даже для таких неудачных ранних образцов, как вы. Сколько ты протянешь, если не будешь принимать эти пилюли, М-24? Сорок восемь часов? Семьдесят два? Или ты и сам не знаешь? И за эту жалкую жизнь ты держишься? Эй, М-21, ты его в этом поддерживаешь?

Лицо М-24 побагровело, но он не произнес ни слова. Вместо него вскочил разъяренный М-21.

- Джейк!

- Что? Хочешь драться? – криво усмехнулся тот. – Думаешь, раз я в таком состоянии, то даже такая никчемная дрянь, как ты, со мной справится? Хы-хы-хы...

- Ты... – М-21 сжал кулаки, как будто собирался вот-вот наброситься на противника.

- А может, сейчас у тебя есть хоть какой-то шанс. Ну, нападай, - приглашающе поманил его рукой Джейк, провоцируя на драку.

- Ты, ублюдок!..

М-24 шагнул вперед, вставая перед товарищем и закрывая ему вид на Джейка. На плечо М-21 опустилась его широкая ладонь. Не было необходимости тратить слова, чтобы объяснить значение этого поступка и этого жеста. Им обоим следовало проглотить обиду и смириться. Сколько бы гнева не кипело в них, правда была такова, что с Джейком никто из них бы не справился. И напасть на него только потому, что он сейчас ранен, было бы невероятной глупостью. Кроме того, Мари вряд ли осталась бы в стороне. Так что сейчас М-21, оценив все эти факторы, был вынужден отступить.

Некоторое время он продолжал сверлить Джейка взглядом, затем резко отвернулся и вышел, отворив дверь пинком. М-24 последовал за ним. Из своего угла их молча проводил взглядом инфицированный.

Мари стояла, скрестив руки и прикрыв глаза, как будто все происходящее не имеет к ней ни малейшего отношения.

- Хы-хы-хы-хы-хы... Что за никчемные отбросы… Драться кишка тонка, только горланить горазды… - презрительно рассмеялся Джейк.

- На некоторое время мы отступим, - произнесла Мари, по-прежнему не открывая глаз.

- Что? О чем ты? – недоуменно выпучился Джейк.

- Уже понятно, что у нас недостаточно информации для выполнения этого задания. Нам нужно больше узнать о группировке, которая нам противостоит, и о том человеке, с которым ты столкнулся. Кроме того, ты получил серьезные ранения, и не можешь полноценно продолжать выполнение задания.

- Но... – услышав это объяснение, Джейк не нашелся, что возразить.

- Без вариантов. Мы отправимся в местное подразделение Союза, чтобы тебя подробно обследовали и залечили твои раны. Кроме того, туда как раз прибыл доктор Кромбель.

Джейк подскочил.

- Доктор Кромбель?

- Да, тот, кто сможет исцелить тебя с легкостью.

- Но зачем один из ведущих биоинженеров Союза самолично прибыл в такое место?

- У тебя нет уровня доступа, требуемого для получения подобных сведений, Джейк, - негромко ответила Мари, смерив его ледяным взглядом.

- Черт, - скорчил недовольную гримасу он.

- Без сомнения, доктор Кромбель сможет выяснить, что препятствует твоей регенерации.

- Ну, ладно, раз так, - согласился Джейк. Он тоже не сомневался в познаниях доктора Кромбеля.

Глаза Мари сверкнули.

- Нам почти ничего не удалось выяснить о том человеке, с которым мы столкнулись. Во-первых, природа его силы весьма необычна, во-вторых, она каким-то образом блокирует наши способности к регенерации, и, в-третьих, неизвестно, сколько существует тех, кто настолько же силен... Мы должны непременно это узнать. Полученные сведения могут в корне изменить нашу миссию, - говорила она, и ее голос эхом отражался от темных стен.

 

Некоторое время М-21 и М-24 стояли на крыше молча. Потом М-21 заговорил, не поднимая глаз на товарища.

- Прости. Мне не стоило вестись на провокацию Джейка.

Понимая, за что он извиняется, М-24 ответил:

- О чем ты... Обычно это я выхожу из себя, а ты меня останавливаешь, - он виновато понурился. Теперь он понял, что лежало в основе его собственных вспышек ярости, увидев, как М-21, всегда рассудительный и хладнокровный, необдуманно кинулся на Джейка.

- Скоро ты тоже перестанешь нуждаться в таблетках.

- Хорошо бы, - кивнул М-24, - из-за этих пилюль мы еще сильнее зависим от Союза... Мне нет оправдания.

- Не говори так.

Но виноватое выражение не сходило с лица М-24. Необходимость в регулярном приеме таблеток стала побочным эффектом экспериментов, которые проводил над ними Союз. Стоило не принять препарат вовремя, и организм начинал мучительно и болезненно разрушаться. Постепенно они смогли обходиться без таблеток все дольше, а М-21 и вовсе удалось от них отказаться. Но М-24 по-прежнему был зависим от препаратов, и это значило, что Союз держит их обоих на коротком поводке.

- Со временем ты тоже сможешь преодолеть зависимость. Изменения, которые происходят в наших организмах, не одинаковые, но время, когда тебе не нужны будут таблетки, обязательно наступит, нужно только немного потерпеть.

М-24 усмехнулся и сказал, желая сменить тему:

- Те раны, которые получил Джейк, довольно необычны. С его регенерацией он уже должен был полностью залечить их, но пока восстановление даже не началось. А ведь его способности к исцелению выше, чем у тебя.

М-21 согласно кивнул, припомнив, как сам угодил под подобную атаку.

- Это точно тот парень. Раны, которые он мне нанес, заживали очень долго. Как будто у обычного человека... Да и Мари говорила, что они столкнулись с блондином.

- А тот, второй, похоже, не появился. Почему, непонятно... – пробормотал М-24, вспоминая, как единственное слово черноволосого незнакомца заставило его подчиниться.

- Ага, но раз он не появился, значит, этот блондин достаточно силен, чтобы справиться с Джейком в одиночку. Выходит, он сильнее, чем мы предполагали. И его приятель, вполне вероятно, тоже.

- Похоже на то. И что мы будем делать?

- То, что они сильны, нам только на руку. Меня беспокоит, кто они такие, но это сейчас не так важно. Главное, что они не настроены к нам враждебно, и если мы их сами не спровоцируем, то все будет в порядке.

М-24 кивнул, признавая правоту товарища. Если бы эти двое незнакомцев питали к ним вражду, то не отпустили бы их, не причинив вреда.

- Что ж... Тогда неплохо, что мы знаем об этих парнях, а Союз – нет.

- Особенно после того, как Джейк открыто провоцировал нас напасть на него. Он и раньше так себя вел, но сейчас он явно собирался с нами расправиться. Без веских причин он не стал бы делать этого.

Припомнив недавнее поведение Джейка, М-24 помрачнел.

- Думаешь, Союз решил от нас избавиться?

- Без понятия, - хмыкнул М-21. – Хотя это лишь вопрос времени, когда они окончательно сочтут нас бесполезными. Но если выяснится, что мы оставили в живых свидетелей или не доложили о неизвестных противниках, то это время наступит очень быстро.

М-24 скривился:

- Черт... Как же надоело постоянно оглядываться на Союз, - он недовольно вздохнул. Его товарищ горько усмехнулся в ответ.

- Вот и пусть внимание Союза будет сосредоточено на тех двух парнях, а не на нас.

- А они пусть разбираются с Союзом.

- Ага, точно, - рассмеялся М-21. Вот уж действительно, мало им было Союза, теперь появились еще двое с непонятной силой. Глядя на него, М-24 присоединился к его безрадостному смеху. Так они и стояли, устало смеясь, а под их ногами расстилались огни ночного города.

 

***

Взгляд Райзела был предельно сосредоточен, на лице читалось несвойственное ему напряжение. Франкенштейн, взволнованно наблюдающий за своим Мастером, был напряжен не меньше. Судорожно сглотнув ком в горле, он неотрывно следил за происходящим.

Вот Райзел медленно поднял руку и протянул ее к небольшому пластиковому прямоугольнику, выступающему над поверхностью двери. Затем он дотронулся до кнопки на нем. Под поверхностью прямоугольника раздался щелчок.

Глаза Райзела расширились.

Механизм замка сработал.

Дверь была открыта.

 

Она отворилась с легким шорохом, и Райзела озарили хлынувшие снаружи лучи солнца. Вместе со светом в дом ворвался ветер, легко растрепавший его черные волосы. Он прикрыл глаза, всем своим существом впитывая ощущение ветра и солнечного света.

Позади Франкенштейн громко зааплодировал.

- Поздравляю, Мастер, - произнес он со счастливым выражением на лице, растроганный до глубины души, - я знал, что в конце концов у вас получится.

Легкая улыбка тронула губы Райзела.

- Франкенштейн, если бы не ты, то я не смог бы это сделать, - ответил он, и в его голосе ощущалась вся глубина его доверия.

Франкенштейн склонил голову:

- Это не стоит ваших слов... Я лишь выполнил то, что должен. И Мастер теперь умеет открывать дверь.

- Отныне я смогу сам открыть дверь и выйти наружу...

- Да, Мастер! – с энтузиазмом кивнул Франкенштейн, - Ступайте без тени сомнения!

И Райзел снова улыбнулся ему в ответ.