Том 2. Глава 11. Боевые раны.

 

 

 

 

 

Поздним вечером Шинву, Икхан и Юна шли по дороге, возвращаясь домой.
– Муа-ха-ха-ха! Сегодня было обалденно!
– Вот точно. И поели вкусно, и поиграли весело.
– Вы видели лица этих двоих?
Шинву и Икхан, сияя улыбками, шумно обсуждали произошедшее.
– А мне кажется, вы слегка перегнули палку... Похоже, директор-ним и Рай совсем не знали, как играть… – возразила Юна, и на лице Шинву появилось пафосное выражение.
– О чем ты? Изначально миру игр свойственна жестокость. И благодаря боли обучение происходит быстрее. Верно, Икхан?
Икхан кивнул:
– Точно-точно. Боль способствует развитию.
– ……
Юна не нашлась, что ответить на внушительные аргументы Шинву и Икхана.
– Так-то оно так, но сдается мне, что мой палец стал не таким сильным, каким был прежде. И мое запястье подозрительно щелкает.
Пам. Пам.
Шинву подвигал запястьем и пощелкал средним пальцем. Когда палец достиг максимальной точки удара, раздался странный звук, и Шинву посетовал, что это совсем не так, как в старые добрые времена.
Икхан с каменным лицом кивнул, выказывая сочувствие другу.
– Подвижность запястья весьма важна. Если оно отлично выстреливает, это дает возможность причинить противнику гораздо большую боль.
Шух-шух.
И Икхан произвел несколько движений, которые только что делал Шинву.
– Икхан, это нужно повторить.
– Да. Директор-ним и Рай были очень счастливы. А раз так, мы должны снова к ним прийти поиграть.
– Точно! Это, действительно, отличная идея.
– ……
Они продолжали шуметь, пребывая в отличном настроении, а слушавшая их диалог Юна только легко улыбалась, глядя на них.
 

 

 

***

 

 

М-21 и Мари, стоя на крыше, смотрели на лежащую внизу улицу. М-21 покосился на Мари и закусил губу. Ему нужно было срочно сообщить о том, что дети находятся в опасности, но любое его действие только усилило бы вчерашние подозрения, и он ничего не предпринимал. Оттого что бесценное время уходит впустую, М-21 сильно нервничал и покрывался потом.
На крыше соседнего здания расположились Джейк, М-24 и оставшийся с ними инфицированный.
– Ааа… Мне уже скучно, – сказал Джейк унылым голосом, который отлично сочетался с тоскливым выражением его лица. Он достал из-за пазухи сигареты и прикурил одну.
Щелк.
– Хууу... Будет лучше, если они появятся сегодня и мы здесь не застрянем, – проворчал он, выдохнув дым.

М-24 криво усмехнулся. Ему показалось довольно нелепым, что Джейк, прождав совсем недолго, уже считает это время потраченным впустую и надеется, что они сейчас легко и быстро всех найдут.
Однако мгновение спустя М-24, который только что в душе потешался над Джейком, широко распахнул  глаза. На дороге показалась шумная компания из трех человек, и М-24 сразу узнал их.
Благодаря странному везению Джейка, дети, прежде долго и успешно скрывавшиеся, неожиданно нашлись.
М-24 бросил на Джейка мимолетный взгляд. Тот с тем же скучающим выражением продолжал наблюдать за идущими внизу прохожими.
«К счастью, их не видно с того места, где сейчас находится Мари. Мне нужно отвлечь Джейка», – подумал М-24 и окликнул его: 
– Джейк.
– Хм?
Как он и планировал, Джейк оторвался от созерцания улицы, повернул голову и раздраженно посмотрел на него.
– Я хочу тебя кое о чем спросить.
– Хочешь спросить?
– Почему вы нас так ненавидите?
– Э?
От слов М-24 лицо Джейка слегка вытянулось. Словно он услышал самую страшную чушь в своей жизни.
«Почему вы нас так ненавидите? Э?» – в передатчиках М-21 и Мари раздался разговор этих двоих.  М-21 замер. Он понимал, что М-24, даже оставшись наедине с Джейком, ни за что не стал бы говорить о подобных вещах. Этот неожиданный вопрос вызывал беспокойство. М-21 терялся в догадках, когда в голове у него возникла одна мысль:
«Не может быть…»

Джейк посмотрел на М-24 и скривился.
– И это все, что ты хотел спросить?
– Да, – ответил М-24.

Джейк покачал головой:
– Что за бред. Ты, часом, головой не ударился? Спрашивать такую фигню?
– Мой вопрос кажется странным?
– Да это идиотизм. Тупо и бессмысленно.
Джейк скорчил презрительную мину, демонстрирующую, насколько жалкими кажутся ему слова собеседника, однако М-24 сделал вид, что выражение лица и тон Джейка не имеют к нему отношения. Потому что его главная цель была достигнута: Джейк отвлекся от дороги.
И в этот момент находящийся рядом инфицированный издал стон:

 – Кхыы…
– Что там?
Джейк смерил его недовольным взглядом. Однако это не возымело действия – поведение инфицированного оставалось беспокойным, и Джейк вытянул шею, чтобы увидеть то, что видел он.
– Что ты там высматриваешь?
М-24 затрясло от гнева – инфицированный выдавал своей реакцией то, что он пытался скрыть.
– Кхыыыыы… – глядя прямо на компанию Шинву, продолжал завывать инфицированный.

Джейк посмотрел на него, затем на идущих по дороге троих детей, прищурился и усмехнулся уголками губ:
– Попались.
М-24 прикрыл глаза. Эти же слова раздались в наушниках, и услышавший их М-21 закусил губу.

 

 

***

 

 

Шинву, Икхан и Юна шли по темному безлюдному переулку, освещенному тусклым светом фонарей, и разговаривали:
– Что, правда?
– Конечно!
– Хахахаха!
– А?
Шинву и Икхан прервали шумную болтовню. Ребята остановились и с удивлением уставились на возникших перед ними Джейка и Мари. Глядя на детей, Джейк криво улыбался.
Поначалу Шинву и компания не почувствовали ауру, которую излучала эта пара, но чем сильнее  сокращалось расстояние, тем более странное ощущение и волнение они испытывали. 
– Это точно они?
После слов Джейка из-за его спины выступил инфицированный:

– Кхыыы…

 Узнав его, Шинву остолбенел.
– Этот человек!.. – указав на инфицированного рукой, воскликнул Икхан.
– ……
– Ах…
Шинву прищурился, Юна вздрогнула, прикрыв рот ладошками.
Стоящий рядом с Джейком инфицированный закивал головой:

– Кхыы…
Шинву покосился на Юну – она побледнела  от ужаса и дрожала всем телом.  Стоящий рядом с ней Икхан старался скрыть свой страх, но тоже ничего не мог поделать с сотрясающей его дрожью.
Тогда Шинву перевел взгляд на преграждающий им путь троицу и спросил:

– В чем дело? Аджосси, зачем ты снова появился? И кто эти люди?

Джейк, наблюдая за поведением детей, прикурил сигарету и затянулся, затем длинно выдохнул сизый дым и произнес:
– Послушайте, как заговорил этот недоносок… В любом случае по его реакции все понятно и никаких дополнительных проверок, чтобы убедиться, что это те самые детишки, не требуется.
Шинву неотрывно смотрел на стоящих перед ним людей и в одновременно думал, что делать дальше: 
«Что бы ни случилось, я должен спасти  Юну».
– Икхан?
– А?
Услышав свое имя, до предела напряженный Икхан вздрогнул и повернул голову.
– Я помешаю им, а ты уводи Юну.
Поняв, что Шинву предлагает им бежать, Икхан ненадолго заколебался, но потом согласно кивнул. Он и Юна будут только создавать Шинву дополнительные трудности.
– Да, конечно. Будь осторожен.
Джейк продолжал забавляться, разглядывая детей:
– Ой-ой! Кажется, детишки собрались бежать. Какая потрясающая идея.
– А… да, так и есть. Было настолько хорошо слышно, о чем мы говорим? – спросил Шинву, скребя голову, и неожиданно для всех крикнул:
– Икхан!
Крик Шинву стал для Икхана сигналом, он схватил Юну за руку, и они побежали назад. Но убежать далеко им не удалось:

– Ах…

– Ши-шинву… – позвал Икхан, и тот обернулся.

Появившись незаметно, М-21 и М-24 преградили дорогу с другой стороны. Шинву узнал их, и его лицо застыло.
– Черт… А я все думал, почему вас не видно…
– ……
Два человека, не умея скрыть тревогу, смотрели на Шинву и компанию. Они не могли позволить детям сбежать. А Джейк с интересом следил, как меняются физиономии детей, и ухмылялся:
– Что такое? Разве вы не собирались улизнуть?
Шинву вперил в него взгляд.
– Да в самом деле, зачем вы преследуете нас? – воскликнул Икхан, обращаясь к людям, заслоняющим им путь.
– ……
М-21 и М-24 опустили глаза. Но Джейк лишь пренебрежительно засмеялся:
– Зачем? Да ни за чем. Вам всего лишь не повезло.
Икхан скривился от его насмешливого вида и шутливых слов:
– Ты говоришь, что нет никакой причины?
– Зачем… почему… Какая разница. Хууу… 

Джейк сделал затяжку и выбросил окурок:

– Итак…

Шинву почувствовал странные изменения в его ауре и быстро закрыл собой Икхана и Юну.
– Пора с этим разобраться, – глаза Джейка зло сверкнули.
– Ык!
Вдруг Шинву стал клониться набок и медленно осел на землю.
– Шинву!!! – оцепенев от страха, закричали Икхан и Юна. Однако Шинву был без сознания и не двигался.
Бум!
– Ох…
Икхан с Юной так же, как и Шинву, осели на землю. Позади их лежащих тел возвышался М-21. Он неодобрительно посмотрел на Шинву.
«Так будет лучше, чем спровоцировать Джейка и умереть прямо сейчас».
Разочарованный Джейк закипел от гнева:
– М-21, что это было?!
– Мы не можем разделаться с ними здесь.
– С чего это место стало иметь значение?
– У тебя теперь мозги работают, как у этого тупого упырька? Тебе не приходило в голову: если тела детей обнаружат здесь, то начальство решит, что ты, Джейк, специально устроил ненужный шум. И что ты подставил Организацию.
Джейк воззрился на М-21:
– М-21, что за бред ты несешь?
– Это не бред. И эти дети нужны еще по одной причине.
– Э?
Джейк растерялся от сказанного М-21. Сам он не подумал, что может существовать еще одна причина.
– Мы должны использовать детей, чтобы выманить оставшегося свидетеля.
Джейк издал смешок:
– Тогда нам достаточно оставить в живых только одного из них. Через него мы сможем вызвать оставшегося или узнать, где он живет.
– Если мы убьем детей, оставив только одного, думаешь, он будет в здравом рассудке? Даже если мы заставим его позвать своего друга, сможет ли он это сделать по факту? Когда он  позвонит, его голос будет настолько странным и неестественным, что наш последний свидетель обязательно что-то заподозрит.
– ……
В словах М-21 присутствовал здравый смысл, поэтому Джейк на некоторое время замолчал.
Проанализировав реакцию Джейка, М-21 догадался, что тот начал сомневаться. Тогда, делая вид, что тут и говорить не о чем, М-21 пожал плечами:
– Но если тебе не нравится, можешь сделать по-своему и убить всех этих детей. Начальство в Организации начнет расследование, а последнего свидетеля мы найти, возможно, не сумеем…
– Черт. Ты хочешь сказать, что мы должны продолжать терять время? – Джейк с перекошенным лицом уставился на М-21.
– Подожди, Джейк, – остановила его Мари и задумалась.

«Как и сказал М-21, нет нужды торопить события».
Мари вспомнила Франкенштейна. Ведь он попался им возле дома, где они искали одного из детей. А Мари до сих пор не нашла зацепки, как выйти на этого мужчину. Поэтому она решила, что не может игнорировать его возможную связь с детьми.
– Джейк, – закончив размышлять, окликнула Мари. – М-21 прав.
– Черт.
Джейк был более чем недоволен, услышав ее слова. Но кроме того, что они снова теряют время, возразить было нечего.

Поняв, что ситуация развивается согласно их замыслу, М-21 и М-24 обменялись быстрыми взглядами.
– Давай перенесем детей.
– Да, – ответил М-24 и перекинул Шинву через плечо.
 

 

***
 

 

Гостиная в доме Франкенштейна после нашествия детей выглядела самым прискорбным образом.
Везде валялись фантики и обертки, были рассыпаны крошки от булочек и печенья, раскиданы пустые пластиковые бутылки и одноразовые стаканчики. И так далее… Обычно пребывающее в идеальном порядке помещение сейчас своей  разрухой наводило на хозяина тоску.

На диване в полной тишине, прикрыв глаза, сидели Райзел и Франкенштейн.
– ……
– ……
Наконец, прервав долгое молчание, Франкенштейн осторожно произнес:
– Я умоляю о прощении, Мастер.
Его лицо и голос выражали предельные расстройство и уныние.
– …… – не ответив, Райзел полностью закрыл глаза. 

Франкенштейн ощущал жестокий стыд и беспомощность из-за того, как выглядел Мастер, из-за того, что он, Франкенштейн,  не смог должным образом позаботиться о нем. Он понимал, что был жалок.
«Муахахаха!!! Директор-ним и Рай попались в нашу ловушку. Ну-ка, подставляйте лбы!»
В его ушах до сих пор звенел хохот Шинву.
– Если бы я разбирался в современных популярных играх, дети не смогли бы и пальцем вас коснуться… – произнес Франкенштейн, испытывая чувство крайней неловкости от воспоминания о том, каким красным был круглый след на лбу Мастера. Сильные и точные удары пришлись аккуратно по одному и тому же месту.
Не открывая глаз, Райзел произнес:
– Нет, Франкенштейн. Я не смотрю на это как на твою ошибку.
В душе Франкенштейна поднялась целая буря эмоций, он был очень впечатлен и взволнован тем, какое великодушие проявил Мастер. Однако кое-что еще не давало ему покоя, и он с тревогой спросил: «Мастер, как ваша спина?» – и снова погрузился в воспоминания:
– Ту-ду-ду-ду… Дух!
– Индиан… Бап!
В ритм с выкриком, вернее даже быстрее по сравнению с тем, как они выкрикивали слова, дети прошлись серией ударов по спине Райзела. Когда они лупили его, в комнате стоял ужасающий громкий и звенящий звук. И дети, вдохновленные этим звуком, еще быстрее и сильнее застучали руками по его спине.
А Франкенштейну не оставалось ничего, кроме как бессильно наблюдать за происходящим.
 

Вспоминая это катастрофически трагичное и горестное событие, Франкенштейн зажмурился и сжал губы. Его тело сотрясала дрожь. Райзел, почувствовав его состояние сказал:
– Ничего страшного.
– Когда они били по спине Мастера, раздавался такой жуткий звук…
Райзел несколько мгновений поколебался, прежде чем дать ответ на его обеспокоенные, полные расстройства слова:
– На самом деле удары были совсем легкие…
Франкенштейн склонил голову:
– Если бы… это было так…
– ……