Приключения Черной Шапочки

Автор: 
Raides
Персонажи: 
Трио ГМО, Рейзел, Франкенштейн, Мутантики-дровосеки
Рейтинг: 
G
Жанр: 
Экшн
Юмор
Пародия
Hurt/comfort
Джен
AU
Статус: 
закончен

 

Жил-был мальчик. Звали его Черной Шапочкой. Почему черной, а не красной, как в каноне?
(Да мальчик этот, собственно, шапок вообще не носил. Тем более, красных. Что он, как дурак, будет в девичьих шляпках ходить?)
Все дело в том, что у мальчика были угольно-черные подстриженные «под горшок» волосы. При наличии хорошо развитого воображения – ну или очень плохого зрения – их можно принять за шапочку.

Как-то раз подозвал Черную Шапочку его Домовладелец.
«Отнеси, - говорит, - Бабушке этот чудо-рамен. Но помни: Бабушка у нас не силен в кулинарных вопросах, поэтому готовить рамен придется тебе».
Всунул в руки Шапочки лукошко, развернул на сто восемьдесят градусов и придал ускорение…

Делать нечего. Пошел Черная Шапочка к Бабушке.
Ох и нелегкий путь лежал перед ним: густой дремучий ельник с топорщащимися, как чьи-то когти, иглистыми ветками; немилосердные шипы кустарных зарослей, что-то маленькое и глазастое под этими кустами; злорадное уханье совы и увещевания кукушки, всегда прекращающиеся после «кукушка-кукушка, сколько мне жить осталось?». И среди всего этого безобразия – едва-едва виднеющаяся тропинка, протоптанная, похоже, кем-то крупным и копытным.

Помянул Черная Шапочка Домовладельца недобрым словом – мысленно, потому что лучше уж лес, чем этот златовласый упырь в гневе – и побрёл по тропинке.

Долго брёл он, шарахаясь от каждого шороха, вздрагивая от шевеления каждого листика; пугался всех попадающихся на пути существ – невиданных, маленьких, зеленых и глазастых, – не подозревая, что они, скорее всего, боятся его гораздо больше.
Деревья, бросающиеся навстречу, представали высоченными хмурыми великанами, коряги на земле – алчно протянутыми руками, и Шапочке, который зацеплялся своим растянутым свитером за каждую еловую ветку, казалось, будто всё вокруг жаждало его поймать.

После сорокаминутного скитания дрожать Шапочка устал.

Замерзший, злой, заблудившийся, плюнул он на всё – да пусть едят, подавятся же – и уселся на какой-то пенек.
Достал из штанов карманный GPS-навигатор и стал выявлять свое местоположение.
Последнее не выявлялось.
Навигатор не мог поймать сеть и капризно отказывался работать в подобных условиях….
– Что б тебя… - проворчал Черная Шапочка, вертясь и так и сяк, привставая на цыпочки, подпрыгивая и вытягивая руки, чтобы изловить вертлявую сеть. Из-за своих папуасских плясок мальчик уткнулся лбом в дерево.
– Ой, извините… – пробормотал он, потирая лоб. Изумился, оторопело переглянулся с сосной, в которую врезался, посмотрел вверх, на длинный ветвистый ствол и виднеющуюся далеко в небе крону дерева, и застыл, открыв рот.
Долго не думая, сунул навигатор в карман, подтянулся на руках, забираясь на нижнюю ветку, и, кряхтя, полез.
Силы с позором сбежали через три ветвяных пролета.
Черная Шапочка, отдуваясь, сел на ветку – вкуснопахнущую, смольную… – и только достал GPS-устройство, как где-то что-то зашелестело.

Мальчик в панике прижался к стволу, пытаясь прикинуться дуплом оригинальной формы.
Внизу, в пяти метрах от него заволновались кусты, раздвинулся листвяной полог, и на открытое пространство вылезло что-то длинное, фиолетовое и коварное, к тому же еще и нагло принюхивающееся. Повертело головой («Где-то здесь вроде же едою пахло?»), внезапно заметило брошенную Шапочкой корзинку, подобралось к ней с определенно недобрыми помыслами и протянуло загребущие лапки.

Черная Шапочка вознегодовал. И как назло нет ничего, что можно было бы запустить в вора!
Мальчик грустно посмотрел на свой навигатор.
Тяжеленький.
Раздалось шелестение пакетика – фиолетовое нечто засунуло в корзинку длинный нос.
И ведь это прямо под сосной! Даже целиться не надо: отпустил - оно само на голову прилетит.

Что-то аппетитно зачавкало.
Вот негодяй! Сколько это лукошко голодный Шапочка нес, сглатывая слюну и не решаясь посягнуть на святое – на рамен для Бабушки, - а теперь какой-то проходимец безапелляционно пожирает Бабушкин обед и даже не собирается делиться?!
Как так?!! Не порядок.
Черная Шапочка сжал навигатор в руке, замахнулся и…
И под ним предательски хрустнула ветка.

«Что ж за день сегодня такой…» - меланхолично подумал мальчик, падая.
Одно радует – насчет «отпустил, оно само на голову прилетит» Шапочка был прав…
Посадка оказалась мягкой.
Существо под мальчиком заорало благим матом, вереща, шипя и извиваясь.
«А не будешь чужое воровать!» - удовлетворенно ухмыльнулся Шапочка, быстренько отлипая от ветки и злорадно убеждаясь, что фиолетовый хвост воришки в этой самой ветке надежно запутался. Выхватил свое лукошко и спокойненько отбежал на безопасное расстояние, оценивая ситуацию оттуда.

Пришибленное длинной сосновой веткой существо вырывалось, оцарапываясь, ударяясь и измазываясь в сосновой смоле.
Злобно шипело поначалу.
Брыкалось, дергалось, размахивало конечностями – и стало фыркать, уже менее уверенно.
Повозилось еще минут пять… Крепко обмоталось хвостом вокруг ветки. Затихло.

Черная Шапочка с любопытством подождал продолжения.

Послышались душераздирающие завывания…
Тихие, то ли тявкающие, то ли мяукающие, потом все громче и отчаянней. Вскоре существо откровенно заливалось на весь лес.

Жалость всколыхнулась в молодой юношеской душе.
Мальчик отставил лукошко, подошел к фиолетовому нечто (в хаосном обилии волос и веточек сверкнули круглые глаза), повздыхал, присел на корточки и начал распутывать хвост несчастного, недовольно прикрикнув: «Не шевелись, хуже будет!» - когда существо испуганно забилось.

Десять минут взаимных чертыханий, пыхтения, повизгивания – и изрядно облысевший пленник выбрался на свободу.

Черная Шапочка и существо стремительно отскочили друг от друга на несколько шагов и уставились, разглядывая.

Нечто перекинуло свой бедный хвост на плечо, ревниво пригладило, не отводя от мальчика настороженных бирюзовых глаз.
Тряхнуло головой, в хмуром смущении скрестило на груди руки и (похоже, само осознавая, что несет полную чушь - но по заложенной Всевышним программе эту чушь нести приходилось) мрачно выдало:
– Колобок, Колобок, я тебя съем.

Черная Шапочка надолго завис, не зная, смеяться ему или плакать, похлопал ресницами и, наконец, вежливо сообщил:

– Фиолетовая Лиса, ты вообще-то не из этой сказки…

Лис, фыркнув, вздернул подбородок.

– Да и сам знаю, – понурился и пожаловался: – Веришь, нет, ни одного колобка не встретилось! Что за жизнь такая… А так бы я… – он устремил на Шапочку честные круглые глаза, – ни-ни! Никогда бы чужое не взял… Это я с голодухи… Эх…
– Я сам голодный, – признался мальчик. – А это Бабушке несу.
– Бабушке? – расстроенно осведомился Лис, видно, лелеющий какую-то надежду на подачку доброго мальчика.
– Ага.
Словно подтверждая его слова, живот Шапочки громко заурчал.

– А лес... страшный…
Лис кивнул.
– Одному идти опа-асно… – продолжал мальчик.
Хвостатый опять выразил согласие кивком.
– Кто-нибудь напасть может… Кто-нибудь большой, жуткий…
– Ну хочешь, я с тобой пойду, - предложил Лис.

Думаете, он искренне пожелал помочь человеку, так благородно спасшему его от злой сосновой ветки?
Ничего подобного!
Руководили им исключительно корыстные побуждения.
Каков ход Лисовых мыслей: мальчик идет к Бабушке; раз Бабушка – значит, готовит хорошо; раз ей внука в целостности и сохранности привел – значит, отблагодарить надо. Совместить два последних пункта – и вуаля! Причины голодного Лиса становятся предельно ясны.

– Давай! – обрадовался Черная Шапочка.

И пошли они дальше уже вдвоем…

Шли они, шли, с сожалением провожали лягушек, от которых совсем недавно в испуге шарахались, кровожадным взглядом, вздыхали грустно, за жизнь говорили…

И вдруг откуда ни возьмись – Серый Волк!
Выскочил на тропинку перед путниками, щелкнул зубами и оскалил хитрую морду…

<* - Эй, погодь-погодь… это я, что ли?
– Ага. Ты.
– Я? Я??! Да что ж это такое! Какого…?! Почему постоянно волк?!! Надоело! Все эти ваши плоские волчьи шуточки, знаешь, где сидят??! Подумаешь, оборотень немножко… Оборотень же! А вы – то волк, то вообще с собакой сравниваете! Достали!!!
– Ну, не кипятись… Успокойся, все хорошо…
– Хорошо? Хорошо?!!
– Ты зря сердишься. Волки свободолюбивы и горды. Близким преданны, между прочим. К тому же, волки – это же… романтика!
– Чего?
– Романтика, говорю.
– И что? Причем тут она? Я что, на романтика похож?! Каким местом?!! Ты мне голову не морочь! Почему я волк???
– Пойми, в этой сказке почти все герои – животные.
– Ха-ха! Все?! Только двое!
– Ну и что? Зато КАКИЕ двое… Серый Волк у Шарля Перро по значимости наравне с Красной шапочкой! Это очень почетная роль!
– Ладно, допустим. Но меня же дровосеки убьют! И бабушек я есть не хочу…
– Пф, это вообще не проблема. Чего я, автор, тебя от дровосеков и бабушек не уберегу?
– Но…
– Так, никаких «но»! Тебе уже давно пора на выход. Или аплодисментов заждался?*>

– Куда направляешься, Черная Шапочка? – спросил Серый Волк, льстиво ухмыляясь и по кругу обходя путников.
– А… так это… к Бабушке…
– Куда надо! – отрезал Лис, воинственно отодвигая плечом мальчика.

Волк повел носом, принюхиваясь.
– К Бабушке… А чем у вас… таким вкусным пахнет?
– Лягушек жарили, – усмехнулся Лис.
– И как… – серогривый брезгливо поморщился, но голодное сглатывание его выдало, - … вкусно?
– Очень, - подтвердил Шапочка. – На курицу похоже.
– На курицу…
Волк покружил, покружил и вдруг с надеждой приблизил морду прямо к лицу мальчика:
– А вы… еще их жарить будете?
– Кончились! – с вызовом ответил Лис.

Серый Волк с раздражением посмотрел на него.
– Во всем лесу?
– Ага.
Черная Шапочка с мольбой взглянул на Лиса, но тот шикнул на него.
– Какие все жадные… - обиделся Волк. – Злые вы, уйду я от вас…
– И будешь абсолютно прав!
– Лис! – не выдержал Шапочка.
– Что Лис? У него вон какая физиономия хитрая! Да от него неприятностями за версту несет!
– Но…
– Ха, не больно-то и хотелось! – горделиво выпрямился Серый. – Сами жарьте ваших лягушек! Я-то по доброте душевной помочь хотел, через лес провести, а то будете плутать до полуночи.
– Да мы… - начал Черная Шапочка, но Волк отвернулся, махнув хвостом и гневно дернув стоячими ушками.
– Счастливо оставаться!
– Подожди! – крикнул мальчик. Поздно - серогривый уже скрылся в зарослях.

– Ну вот… Зачем ты с ним так? – упрекнул Шапочка Фиолетового Лиса.
– Знаем мы этих волков! Заведет еще в самую чащу, а там и съест. Оно нам надо? Мы и сами почти выбрались! – воскликнул Лис.
– И все равно нехорошо… - покачал головой мальчик, но спорить не стал.
– Справимся, - примирительно тронул его за плечо хвостатый.
– Ага… – согласился Черная Шапочка.

Он вновь достал навигатор из кармана.
Путники продолжили идти; сеть появилась десятью минутами позже.
Счастливый Шапочка запрыгал и на радостях расцеловал GPS-ник. Сунулся и к Лису, но тот испуганно отшатнулся, так что делиться своим счастьем мальчику пришлось лишь с навигатором.

Однако всех проблем устройство не решило: указав верное направление, оно предоставило путникам самим разбираться с мелкими – по его мнению – бытовыми трудностями: болотом там, речкой, поваленными деревьями, медведем, так умиротворенно прикорнувшим под кустом и так невежливо разбуженным чем-то крикливым, шустрым и черненьким…

В общем, из леса герои выбрались усталые, злые и зверски голодные.

Дошли до домика Бабушки – ибо по нормальной, хорошо протоптанной дороге это сделать было гораздо легче, – и у крылечка Черная Шапочка остановил Лиса:
- Ты здесь пока подожди, хорошо? Я просто не знаю, как Бабушка относится к импортным лисам. Я ей скажу, что со мной друг пришел, и тебя позову.
Фиолетовый Лис сощурился, но поверил и опустился прямо на крыльцо.

Шапочка в задумчивости осмотрел дверь.
– Черт… Всегда забываю, как она открывается… – он постучал. – Бабушка! Это я, Черная Шапочка! Открой, пожалуйста!

Из домика послышалось покашливание, скрипение – то ли кровати, то ли суставов – и басовитый отклик:
– Дерни за веревочку, внучек, дверка и откроется.

– Точно, - виновато хмыкнул Шапочка, потянул веревочку вниз, дождался щелчка хитроумного механизма и, распахивая дверь, вошел.

Дома у Бабушки всегда было чисто, элегантно и роскошно. Черная Шапочка не переставал удивляться тому, как же в этот маленький снаружи домик может поместиться столько комнат. Наверное, всё из-за того, что большинство из них располагались уже под землей – о чем стеснительно намекала скрытая за печью лестница.

Но спальня Бабушки была на первом этаже. Правильно, не всякий захочет спускаться-подниматься по несколько раз на дню.
Черная Шапочка скинул ботинки (очень-очень аккуратно, по причине их крайней загрязненности и болезненной чистоплотности хозяина дома), сунул ноги в тапочки (почему-то все время розовые: Домовладелец же приносил…) и двинулся в спальню.

Комната имела большую площадь – значительную часть которой занимала шикарная кровать с балдахином. В этой кровати лежал человек - в кружевном чепце, по нос замотавшийся в одеяло.
Шапочка подошел, отдернул тюлевый полог, присел с краешку и заявил о своем прибытии:
– Здравствуй, Бабушка! Как ты себя чувствуешь?
– Нормально, внучек, – прошамкал лежащий. – Только вот жр… кушать хочется.
– А, да, я за этим и пришел! Тебе Домовладелец рамена прислал. Я сейчас же тебе его приготовлю!
– Ох, хорошо бы…
Мальчик почти вскочил, чтобы нестись на кухню, но что-то смутное и подозрительное заставило его усесться обратно.
– Бабушка… – нерешительно позвал он. – А почему… у тебя такие серые глаза?
– А… Я… Я теперь линзы контактные ношу! Чтобы лучше видеть тебя, внучек!
– А… почему у тебя такие черные и длинные ногти?
– М-маникюр недавно сделали… Чтобы это, в ногу со временем идти…
– Да? &‐ скептично приподнял бровь Шапочка и отогнул край одеяла с лица лежащего. – А почему у тебя шрам на лице?
– Брилась! – нагло заявил Серый Волк и, понимая, что его разоблачили, подорвался с места.
– Ты…ты… – дрожащим пальцем тыкая в Волка, выпалил мальчик. – Что ты здесь делаешь?!
– Лежал, - невозмутимо ответил Серый.
– С какой стати?! Где..?

В этот момент в спальню ворвался Фиолетовый Лис и крикнул:
– Народ, там это..! – осекся, увидев Серого Волка в старушечьем чепце, и недовольно ощерился: – А ты что здесь забыл?
– Он съел Бабушку! – воскликнул Шапочка. – Он съел нашего Бабушку! И теперь хочет съесть и…
– Чего? – возмутился Волк. – Кого? Почему съел-то?
– Потому что его нигде нет, а ты лежал в его кровати!!!
– Логично до невозможности… - иронично протянул Серый.
– Тогда где наш Бабушка?! А?! Где он, если ты его не съел?!
– Да не ел я никого… - буркнул Волк. – Нет здесь вашей… вашего Бабушки. Нет и не было, когда я пришел.
– Не было?
– Нет!
– А зачем ты здесь лежишь? – растерянно спросил мальчик.
– Полежать уже нельзя? Я устал, замерз. Прихожу: все двери нараспашку, хозяев нет. И кровать такая мягкая, уже застеленная… - мечтательно протянул серогривый.
– Ладно, но зачем ты Бабушкой притворился?
– Голодный! Я ведь… не хотел поначалу притворяться. Но ты про рамен сказал… А лягушками делиться вы не стали… Вот я и…

Фиолетовый Лис прыснул от смеха, сгибаясь пополам.
– Не было никаких лягушек! Ты что, поверил?
– Да знаю я, что не было! – огрызнулся Серый. – Они совсем по-другому пахнут! А рамен ваш я бы и так не тронул. Ну, если сами предложили бы, тогда конечно… И вообще, я просто вместе пойти хотел… Скучно мне было! А вы сразу – лягушки, лягушки…

– Ну а чепчик-то ты зачем напялил? – выдал последний аргумент беззлобно посмеивающийся мальчик.
– Понравился он мне! Мы имеем право носить то, что нам вздумается!
Черная Шапочка поглядел на негодующего, но тем не менее скинувшего чепец Волка, давясь хихиканьем, и плюхнулся на кровать:

– Ну ты… даешь…

Однако в следующую секунду ему пришлось подскочить: во входную дверь что-то яростно и смачно ударило.
– Что… это?

Фиолетовый Лис виновато поскреб затылок:
– Э, я об этом и пытался сказать. Народ, там эти… дровосеки.

Волк и Шапочка испуганно переглянулись:
– И… что им нужно?
– Не знаю, - признался Лис. – Они вообще какие-то странные… На людей похожи лишь отдаленно, кожа серо-зеленая… То ли после попойки, то ли коньки уже отбросили… Я как их увидел, сразу деру дал.
– А… - сглотнул Шапочка, - … дверь ты закрыл?
– Нет, я же не знаю, как она закрывается. Так, шкафом выход загородил.

Послышался характерный треск ломающихся досок – шкаф ораву дровосеков не задержал.

– Господа, валим.
– Но как? Через окно?

Черная Шапочка задумался.
– Вообще-то здесь еще и подземные этажи есть. Но я не в курсе, насколько крепкие там двери. Вдруг мы там в ловушке окажемся… Лучше все-таки на улицу, там свободы больше, да и шансов сбежать.
– Так чего мы ждем? – крикнул Серый Волк, запрыгивая на подоконник и дергая оконную раму. Повторять приглашение ему не пришлось.

Поддерживая друг друга, троица вылезла из окна, по очереди бесшумно соскакивая на землю.
За углом дома бушевали дровосеки.
– Черт… - прошипел Волк, пригибаясь и заглядывая в распахнутое окно. – Они уже в спальне.
– Зачем мы им вообще сдались?
– А, кто их знает… Может, голодные. Я бы, например, сейчас тоже не отказался закусить кем-нибудь тепленьким и упитанным, – он с сомнением окинул взглядом товарищей по несчастью. – Хотя подошли бы и тощие, костлявые. Такие, как мы.

Вдруг из окна высунулся какой-то одинокий дровосек. Когда на него снизу устремились три пары глаз, он, похоже, крайне удивился. Отшатнулся, ударился в подстерегающую его со спины оконную раму, замешкался и с опозданием закричал:
– Вот они!

Троица подорвалась с места и побежала по пригорку вниз, к лесу.
Из дома высыпала ватага зелененьких дровосеков.

– Чего ж они… так на упырей-то похожи! - запыхавшись, воскликнул Черная Шапочка, неловко сбегая по холму.
– Я слышал… – у Серого Волка дыхание сбилось меньше, – что какие-то мужики из древесной гильдии… отмечали чью-то женитьбу. Доотмечались до того, что ночью полезли купаться. В той речке, куда местный химзавод бытовые отходы сливает. Видимо, это они.
– Хорошо искупались… И что нам с ними делать?
– Бежать. Желательно, не снимая штанов.
– Нет, серьезно…
– Я не уверен, есть ли смысл прятаться в лесу. Этот лес дровосеки знают как свои пять пальцев. К тому же, уже темнеет. Ночью в лесу делать нечего. Сожрут.
– И что ты предлагаешь, Волчара?
– Хорошо подумать, Лисенок.
Между бегущими заискрился от напряжения воздух.
– Товарищи, я бы… не хотел… прерывать вашу милую беседу, – подал голос Шапочка, – но нас догоняют!
– Блин… и правда.

Серый Волк первым добежал до кромки леса и, круто развернувшись, остановился.
– Может, на дерево залезть? – предложил Лис.
– У них топоры, - напомнил Черная Шапочка.
– И они умеют ими работать…
– Давайте, всё же в лесу укроемся. Так хоть шанс какой-то есть…
– А мы успеем?
– У меня есть идея, – сказал Фиолетовый Лис и забегал под деревьями, зачем-то пригибаясь – будто что-то подбирая.

– Идите… в лес, – он поднял еще одну шишку, кладя за пазуху. – Я вас прикрою.
– Но…
– Бегом!

Серый Волк сообразительно уцепил Черную Шапочку за рукав и поволок в лес.

Фиолетовый Лис убедился, что они скрылись, удостоверился, что ватага дровосеков вот-вот до него доберется, и полез на крепкую высокую сосну.

Он надежно уселся, прищурился и с кличем: «За Родину!» - обстрелял тяжелыми шишками трех первых упырей, пересекших лесную границу.
Дровосеки без чувств упали на землю, но Лис добился и другого: его заметили.

Еще с полдюжины неприятелей пали под меткими атаками шишечной артиллерии; в оставшихся же это пробудило холодную сосредоточенную ярость. Случилось то, чего Лис боялся больше всего: дровосеки разделились. Часть из них ринулась в лес, а часть осталась под сосной – развлекать прятавшегося на ней хвостатого.
Веселили они его очень занятно: сначала послали одного на дерево, но тяжелая шишка, пущенная бедняге в лоб, убедила их сменить стратегию. Теперь они, вспомнив, что в общем-то дровосеки, обнажили топоры (будто до этого ими не размахивали…) и стали целеустремленно долбить несчастную сосну.
Фиолетовый Лис, пережив несколько чувствительных отдач по мягкому месту, подорвался и с воплем: «Эх, говорила мне мама – учись на врача!» - перепрыгнул на соседнее дерево, умудрившись не потерять ни одной шишки.

Дровосеки вяло проводили его взглядом, не сразу просекая, что жертва-то смывается! Но поняли, взревели и кинулись следом, брутально и неэлегантно сметая все на своем пути.

Лис, как белка перелетая с дерева на дерево, отстреливался и пытался найти Шапочку с Волком. Далеко уйти у них бы не получилось, что и хорошо, и плохо: неприятели тоже умели бегать, причем очень даже резво.

Раздался чей-то крик.
Фиолетовый Лис повернул ушки в сторону звука и пустился в заданном направлении.

А в чаще леса тем временем творилось следующее.

– Они… близко! – хрипло бросил Серый Волк, волоком таща за собой выдохшегося мальчика.
&‐ Неуже…ли… – Черная Шапочка из-за бега едва мог говорить, - … Лиса… того?
– Да что с ним сделается, с твоим Лисом… - раздраженно проворчал Волк. – Ты не разговаривай. Ты… беги.
– Я… бегу…
Спотыкаясь, запинаясь о всевозможные коряги и камни, они неслись куда-то вглубь лесной чащи. Серый крепко держал мальчика за руку, и тот уже почти не бежал – он просто подпрыгивал, а нечеловеческая сила тепловоза впереди него делала все остальное.

Внезапно Волк дернул Шапочку влево: мимо них просвистел топор. Просвистел – и впился в первую попавшуюся на пути древесину, надежно застряв в мягкой молодой коре.
Мальчик что-то пробормотал, навроде: «Неплохо бы топорчик захватить», но спутник и усом не шевельнул.
Задержись они у этого топора, их бы точно догнали. Не стоило оно того.
Да и поблескивало на лезвии что-то странноватое – никак ядом смазали...

Бег по лесу – не самое приятное занятие.
Свитер Черной Шапочки собрал на себя иголки всех елей, которые только встретились на пути; с Волка же листва и колючки сходили как с гуся вода.
В лицо тыкались мошки, целыми облаками зависающие в вечернем влажном воздухе.
Густые сумерки не давали Шапочке нормально различать дорогу. Но серогривый в темноте видел замечательно, и поэтому предусмотрительно спасал мальчика от столкновения с деревьями.

– Там… – выдохнул он, забирая правее, -… там дальше болото.
– И что?
– Дурак? Здесь мы так скоро не пройдем.
– Это.. же… всего лишь бо…лото!
– Всего лишь болото?! – рявкнул Волк. – Знаешь, как его называют? Лосиное кладбище! Все нормальные звери это болото за три мили обходят: оно каждый день кого-нибудь затягивает! А мы и так почти по краешку движемся – чувствуешь, под ногами хлюпает?

В ботинках Черной Шапочки действительно хлюпало – чего раньше он не заметил.
Перспектива разделить участь несчастных лосей мальчика не обрадовала.
– И что… нам делать? Может, обойдем?
– Пытаемся, – Серый оглянулся, никого не увидел и чуть сбавил темп. – Оно большое, зараза…
Шапочка шмыгнул носом. Навигатор, тяжелея в кармане, навязчиво предлагал свои услуги, но это теперь вызывало лишь раздражение. Да и смысл? От дровосеков устройство не защитит, максимум – голову одному снесет, да и то, если попасть…

Волк замедлился, поводя ушками, и остановился. Принюхался, нахмурился, принюхался еще раз, основательней, и помрачнел.
– Всё, – раздосадованно сообщил он. – Нас окружили.
Черная Шапочка, тяжело отдуваясь, вздрогнул.
– Полезли на дерево?
Серый отрицательно мотнул головой.
– Бесполезно. Будем драться. Авось, чего и выйдет.
– Д-драться?
– Ага, – Волк звучно выдвинул длинные бритвенные когти.
– Но...
– Поздно. Они уже близко, – он подбородком указал на шевеление в кустах. – Вон, выползают...

Да, теперь Шапочке удалось рассмотреть дровосеков во всех подробностях – для чего раньше как-то времени не было...
Зеленоватая кожа у каждого, ухмылка от уха до уха, острые треугольные зубы в прорезях рта, полнейшее отсутствие носа (вот они, внебрачные дети Волан-де-Морта!), мутные раскосые глазки, скрюченные шишковатые пальцы, железно сжимающие древко топора... Красавцы!

Древесная гильдия алчно надвинулась на наших героев.

Серый Волк загородил собой Шапочку.
Физиономия первого дровосека, сунувшегося к ним, была мгновенно располосована. Исцарапанный взвыл, упал ничком и обиженно захрюкал, отползая подальше.

Другие упыри чуть охладили пыл, взамен согласованно беря мальчика с Волком в полукольцевое оцепление.

– Э-э... А может, поговорим? – с надеждой воскликнул мальчик, выглядывая из-за широкого плеча.
Булькающее рычание было ему ответом.

– С чего мы им вообще сдались? Эй! Мы тощие! – крикнул он, обращаясь к зелененькой ораве. – И невкусные!

Самый мощный дровосек – а он стоял в первом ряду – щелкнул зубами, ухмыляясь, мол: «С пивом покатит».

Черная Шапочка спрятался обратно за Волка.
– Ребята, давайте жить дружно... – почти простонал он, зачем-то нащупывая навигатор.

Дровосеки организованно сделали шаг. Оттесненным героям пришлось отступить назад.
Мальчик ощутил, как его нога, попав в лужу, увязает в склизкой влажной грязи...

Дальше идти некуда – Черная Шапочка это понимал. Каждый сантиметр мог оказаться последним. Вряд ли название этому болоту дали шутки ради…

Что… что делать?

Мальчик с грустью вспомнил покинутый топорик, застрявший в коре.
Покосился на десятки собратьев оставленного – очевидно, приготовившихся мстить за сиротинушку.
Поклялся, что «… ну никогда, никогда больше этот дурацкий рамен…».
Сделал лицо как можно более свирепым. Сдул со лба прилипшую челку.

И вдруг его пихнули в бок.
Серый Волк чуть обернулся, не отводя взгляда от мутантов.
– Я уберу вон тех троих, – понизив голос, пророкотал он, – ты прорвешься, потом сразу беги. Я следом.
Шапочка не совсем переварил услышанное, но серогривый толкнул его и скомандовал:
– Вперед!

Волк метнулся к дровосячьим рядам, вскидывая руку с когтями, продырявил первого, небрежно отбросил соседнего, мощным ударом ноги отправил в нокаут следующего; дернул за свитер замешкавшегося Шапочку, чуть ли не пиная его в образовавшуюся брешь; рыкнул и завертелся волчком, щедро награждая противников отверстиями в боках.

Мальчик вытолкнулся на открытое пространство. В суматохе его пока не замечали – были слишком увлечены Серым.
Тот умело укладывал дровосеков одного за другим (правильно, по традиции типично пафосных боевиков, неприятели на героя нападали поодиночке: количеством задавить не додумались...).
Серогривый как-то умудрялся избегать смертоносных топоров, однако движения его становились все медленнее, неаккуратнее...
Выдохся боец.

Шапочка отбежал на десяток метров, оглянулся.
Нет, не бросать же Волка!

Мальчик заметался, не зная, за что и взяться, попинал какую-то березу, варварски отломал от бедного дерева ветку, с этой импровизированной дубинкой в руках почувствовал себя уверенней и только шевельнулся в сторону кучи малы, как из нее шмелем вылетело что-то серое. Вылетело, встряхнулось, пока дровосеки в свалке не разобрались, что к чему, и пожужжало к Шапочке.
– Чего стоишь? – крикнул мальчику Волк, ухватил за рукав и поволок за собой.

– Ты… в порядке? – обеспокоенно спросил Шапочка слегка помятого спутника.
– Что со мной сделается… - проворчал на бегу Серый Волк. – Вот когда со стаями соседних территорий за последнего зайчика(!) бьешься… это да. А тут… Так, детская возня.
Черная Шапочка заметил, как Волк прихрамывает на правую ногу, но промолчал. Ветки он лишился: в нее мертвой хваткой вцепились кусты, и мальчик не решился их разлучить.

Герои, по-видимому, направлялись к лесной опушке; за ней начинался тот самый холмовой подъем, ведущий к Бабушкиному домику.
Всё бы хорошо, но до опушки еще пилить и пилить, и путь к свету в конце туннеля неблизок...

Где-то позади слышался звериный рев взбешенных дровосеков, треск сшибаемых ими деревьев и встревоженные крики птиц.
Поймают – четвертуют.
Бегущим хотелось сохранить целостность своего тела, поэтому ноги они переставляли быстро.

Шапочка не следил за дорогой, доверив это дело Серому. Волк с возложенными на него обязанностями справлялся превосходно, и мальчик полностью переключил свое внимание на то, что творилось за спиной...
Оказалось, зря.

Сверху на героев что-то спрыгнуло.

Шапочке удалось отскочить; Волк же, принявший основной удар на себя, от неожиданности зарычал, попытался подмять новоявленного противника под себя, завозился, царапаясь и кусаясь. Существо под ним негодующе фыркало и с удовольствием отвечало на удары. Потом, видимо, опо‐‐мнилось, отползло от Серого и возмутилось голосом Фиолетового Лиса:
– Зачем на своих-то нападать?

Волк, лежа на земле, ошарашенно воззрился на исцарапанного Лиса, изобразил своим видом какое-то раскаяние и пробормотал:
– А нечего на людей с деревьев прыгать... Я думал, ты враг.
– Пф... Враг, ага... Я вас спасать, между прочим, торопился. Как увидел, обрадовался... а вы мне такой прием устроили!
– Ну извини... – хмыкнул Серый.

Лис оскорблено поджал губы, усмехнулся и, протянув лежащему руку, помог подняться.

– Не первый раз за сегодня сказано... – напомнил о себе Шапочка, - ... но не покинуть ли нам сие гостеприимное место? А то догоняют. С топорами.

Герои переглянулись и резво последовали совету мальчика.
Волк – во главе забега, Шапочка – после него, а Фиолетовый Лис, опять набравший полные карманы шишек, замыкал колонну.

– Впереди... – пропыхтел он, – ... еще группа. Я от них оторвался... но не знаю, где они теперь.

Серый принюхался и вдруг сморщился:
– Черт... Ничего не чувствую. Всего этой своей дрянью измазали... Еще кровь называется... Бр, гадость.
– То-то я смотрю, ты зелененький какой-то... – понимающе сказал хвостатик.

Мальчик удивлялся, как двум его провожатым удается видеть в темноте. Сам-то он и не понял, что Волк теперь не Серый, а «Зелененький»…

– Куда дальше? – из-за спины послышался оклик Лиса. – В город? Где еще можно укрыться?
– Думаешь, там нас ждут с распростертыми объятиями? – проворчал серогривый. – Меня вон полдеревни убить готово, и не менее жестоко, чем эти дровосеки. Хотя было бы за что!
– Неужели просто так?
– Ну тяпнул дюжину-другую курочек… А они с вилами сразу… Варвары, ей-богу.

– Нет, - выдавил Шапочка, - вы как знаете, а я к Бабушке. Там эти упыри ошиваются, вдруг с ним случится что…
– Я с тобой, – быстро вставил Фиолетовый Лис. – Я тебя одного не оставлю. Волк?
– Обижаешь, – насупился Серый. – Волки своих не бросают.
– Ребята… Спасибо вам… - расчувствовался мальчик и неловко споткнулся.
Волк рывком поставил его на ноги, вновь потянул за руку… но герои не преодолели и десяти метров.
Из-за дерева вылез дровосек. Потом другой, третий… и вся остальная группа.
Троица резко остановилась, развернулась… Но было поздно. Их окружили.

От опушки товарищей отделяли дровосеки свеженькие, новенькие, совсем чуть-чуть побитые шишками; сзади же напирали злые, израненные и жаждущие мщения. Что бы они ни желали раньше, теперь их целью было отомстить за поруганную честь, а соответственно – уничтожить напоминание о позоре.

Герои встали спиной к спине, вжимаясь друг в друга, как в последний островок защиты...

– Эй, – Серый легонько тронул мальчика за руку. – Ты меня… за Бабушку прости. Я в чужие дома так-то не врываюсь… Я… это… ничего плохого не думал…
– Да нет… – шмыгнул носом Шапочка. – Это ты нас прости.
– Угу, – поддакнул Лис. – Мы не хотели тебя лягушками обижать.
– Эх… Да теперь-то чего уж там… – вздохнул Волк и не к месту добавил: – Хотя есть все равно хочется…
– Скоро уже не захочется, - мрачно ответил хвостатый.
– Ну почему же… Один шанс из ста мы все-таки имеем. Чудо никто не отменял…
– Ага, сейчас эти упыри, – кивнул Лис на сужающих круг дровосеков, – достанут шампанское, пустят салют и поздравят нас с выигрышем миллиона.
– Без скептицизма. Прорваться мы сможем, - почти уверенно произнес Серый.
– Не думаю, что они не извлекли урока из прошлой драки с тобой… - обреченно выдохнул Шапочка.

И – как в подтверждение его словам – на троицу, занося топоры, массово прыгнули дровосеки. Часть осталась на местах, плотно замыкая круг…

«Вот вам и "не додумались задавить количеством"…»

Шум битвы ударил по ушам.
Что-то грозно рычало, шипело, пронзительно визжало, грохотало, ревело, лязгало...

– На помощь!!! – в безумной надежде закричал Шапочка, падая на землю и видя перед собой лишь бешеный водоворот чернеющих в сумраке конечностей.

Где-то поблизости пал и Лис.

Волк бился до последнего – бился стоически, как настоящий герой… но против толпы даже он оказался бессилен.
Его завалили вдесятером – повиснув на руках и ногах. Серый стряхивал неприятелей, но они все равно облепляли его, как виноградины гроздь, и в конце концов одолели.

С мальчиком, как самым слабым, особо не возились. Пнули пару раз и грубо схватили за шею.
Перед глазами пронеслась вся жизнь…

__________

… и всех, как всегда, спас Бабушка.

__________

Костлявые пальцы, сжимающие горло Черной Шапочки, неожиданно ослабили хватку. Дровосек, нависающий над ним, отвлекся, уставившись куда-то.
Полузадушенный Шапочка затрепыхался, кашляя, и неаккуратно вылез из-под своего мучителя... но тот даже не заметил!

Среди дровосеков заволновалось недоумение, какое было бы у первобытных людей, столкнись они с телевизором: повсеместное переглядывание, обмен краткими непонятными фразами и тыканье зелеными кривыми пальцами…

«Да покажут нам голого короля…» – позволил себе маленькую мысленную иронию Шапочка, отползая на свободный пятачок земли.

Но вопреки его догадкам, гудящее удивление дровосеков перелилось в злорадное восторженное ликование, как если бы мутанты к уже схваченным жертвам получили… дополнительный бонус.

Мальчик, поднявшись, привстал на цыпочки, чтобы разглядеть причину неожиданной отсрочки.
Разглядел, УЗНАЛ и онемел.

Поодаль от поля битвы шел человек. Величественно, горделиво, будто император на коронации.
Но не «голый король», нет.

Безукоризненно элегантно одетый – в ослепительно белое, словно и не по лесу брел, где каждая травинка могла навеки испортить строгое одеяние, а по красной ковровой дорожке. Впрочем, этот человек всегда выглядел так, словно только что оттуда…

– Бабушка! – крикнул Черная Шапочка. – Уходи отсюда!

Бабушка и бровью не повел. Его ровное, красивое лицо выражало страшное спокойствие, глаза полыхали рубиновым пламенем. Он не шел – он медленно и неотвратимо надвигался, как восьмидесятипушечный «Викторьез», как Судный день, как Последний Урок…

Мальчик прекрасно знал, что в такие моменты под руку Бабушке лучше не лезть, поэтому быстренько утих.

Однако дровосеки, видимо, не подозревали, КТО так великодушно идет к ним в лапы.

Один из мутантиков отделился от толпы и подобрался к пришедшему, демонстративно рассматривая его со всех боков.
– Гы… – осклабился он. – Джейк, позырь сюды! – окликнул самого высокого и упитанного дровосека. – Какая рожа-то пафосная, э? – поскреб щетину на подбородке лезвием топора. – Не порядок, ога?

Бабушка медленно опустил взгляд на что-то маленькое, зеленое и визгливое перед ним.
А упырь продолжал издеваться:
– Не, с этим не особо интересно, – дровосек с вызовом повернулся к мужчине спиной. – Вон он тошший какой, даже бегать, поди, не умеет… Слабак.

Шагнул, громко выкрикивая: «Ну что, Дж..?»…
И не успел договорить, потому что рассыпался меленькой серой пылью.
Полупрозрачный шлейф завис в воздухе, грациозно оседая на землю.

Несколько секунд дровосеки соображали.
Потом досоображали, набычились, взревели и кинулись на Бабушку, размахивая топорами.

Бабушка не отклонился ни на волос от своего курса, хотя на него неслась большая вооруженная орава.

В пыль обратилось еще несколько упырей, бегущих в первых рядах. Потом – еще несколько. Полдюжины, дюжина…
Все, кто пересекал какую-то невидимую границу, мгновенно рассыпались прахом, но это не мешало дровосекам упрямо продолжать заниматься массовым самоубийством.

Черная Шапочка, вежливо пропуская вперед одного из камикадзе, посторонился, довольно усмехаясь.
К нему, отряхиваясь, подбежал Фиолетовый Лис.

Хотел что-то сказать, но застыл, уважительно приоткрыв рот, полюбовался занимательным действом, полускрытым зрителями-тире-героями первого ряда, оценил непревзойденную игру главного персонажа – алоглазого брюнета, – завистливо присвистнул.

– Это… и есть… Бабушка?
– Ага, - с гордостью ответил Шапочка.
– И… за НЕГО ты волновался?..

Мальчик пожал плечами. За бабушек положено волноваться, умеют они убивать взглядом или нет, ведь правда?

Земля по-прежнему снабжалась пепельным био-удобрением.

– Там с Волком совсем беда… – встревоженно поделился Лис, с трудом оторвавшись от созерцания самоэкзекуции дровосеков. – Он, кажись, без сознания. Хорошо, что зарубить его не успели – чуть-чуть оставалось, веришь?
– Так ты что, его одного бросил?!
– Почему бросил?! – негодующе возразил хвостатый. – Я его к дереву оттащил, чтобы не затоптали, и сразу к тебе. Ты-то у нас совсем беспомощный.
– Я… я не беспомощный… – обиженно пробормотал мальчик.
– Да-да, – Лис не особо в это верил. – Пошли к Волку. Нечего здесь стоять, твой Бабушка и сам отлично справляется…
– Ну... Хе. Это же... БАБУШКА.

Быстрыми опасливыми перебежками, время от времени маскируясь под сосны, герои достигли бессознательного товарища.

Черная Шапочка скоро осмотрел Волка, порадовался, что тот выглядит вполне целым – все конечности на месте, ушки на звук поворачиваются, – и сообщил об этом Фиолетовому Лису.

– Знаешь, – честно добавил он, – мне кажется, у него всего лишь голодный обморок...
Словно в доказательство, Серый Волк, не пробуждаясь, повел носом и печально засопел.
– Точно, – подтвердил Лис. – Надо все-таки ему разыскать лягушек... Он же от них в восторге...

Сопение стало сердитым.

– Потом с лягушками, - отмахнулся Шапочка. – Нужно уходить из леса. От теплого дивана еще никто не умирал, а от топора в спине – часто и неприятно.
– Ага, – согласился хвостатик, – к тому же, на Бабушку надейся, а сам не плошай, да?

Лис присел на корточки, с кряхтением закинул серогривого вояку себе на спину, сгорбился под его тяжестью и выжидательно уставился на мальчика.

Тот отвлекся, настороженно всматриваясь в движение на передовой.

А там происходило нечто серьезное: дровосеки, осознавшие неправильность стратегии, прекратили самоуничтожение и сменили тактику. Теперь же они, образовав кружок, с почтительного расстояния забрасывали Бабушку ядовитыми топорами. Ни один из них в цель не попал, но мутанты не огорчались.

Не огорчались, пока не обнаружили, что топоры как-то подозрительно быстро заканчиваются…

Мутанты растерялись. Каждый поглядывал на соседа, интересуясь, нет ли у того лишнего топорика, рылся по карманам, досадливо бранился.
Вроде бы и добычу отпускать не хочется, а вроде бы и достать ее нечем...
Себя-то жалко. Добыча добычей, но жизнь дороже.

Бабушка с отрешенным лицом ступал по влажной траве, философски равнодушно относясь к зеленому забору вокруг себя, и направлялся к Черной Шапочке. Мальчик поскакал ему навстречу, поманив за собой Лиса.

Дровосеки расступились, с готовностью впуская героев внутрь замкнутого круга. Часть упырей, пользуясь моментом, в спешке подбирала потерянные топорики, заново вооружаясь; остальные же стояли в некотором оцепенении, не зная, куда деть опустевшие руки, но, несомненно, с самыми что ни на есть наглыми ухмылками на физиономиях.

Алоглазый брюнет спокойно подождал двух с половиной товарищей.

– Бабушка! – радостно поздоровался Шапочка, подскакивая к мужчине.
Фиолетовый Лис, отдуваясь и постоянно поправляя сползающего Волка, пришел вторым.
– Как вы здесь очутились, Бабушка-ним?

Брюнет не захотел отвечать, вздохнул и лишь вымолвил, разворачиваясь:
– Пойдемте домой.

Упыри подобострастно закивали, мол: «Да-да, пойдемте, пойдемте...»

– Эм... Бабушка... – неуверенно позвал Черная Шапочка.
Мужчина не останавливался.

Дровосеки как один любезно заулыбались.
Из рядов к движущемуся Бабушке вдруг вышел самый рослый и мускулистый мутант – то ли Джек, то ли Жейк...
– А мы вас проводим, – недвусмысленно поигрывая сохраненным топором, пророкотал он и перегородил героям дорогу.

Бабушка что-то тихо сказал.
– Ась? – оскалился Джейк. – Не слышу, чаво бормочешь там? А? – он оттопырил ухо свободной рукой. – У, говори громче. А то ты мелкий такой... Или это... подпрыгивай.
Дровосеки гадливо загоготали.

– ... мне мешаешь... – гневно сверкнул глазами Бабушка.

Мутанта послушно отшвырнуло к сосне метрах в двадцати.

Шелестение - это с дерева от удара посыпались иголки.

Ряды дровосеков смешались. Упыри, раньше твердо убежденные в своей безопасности на расстоянии от брюнета, запаниковали.
Некоторые – очень многие «некоторые» – предпочли ретироваться.
Колючие заросли и чащобная мошкара встретили их с распростертыми объятиями.

Главарь тяжело отлип от сосны, пошатываясь, поругиваясь, и поковылял к героям.

– Ах ты... дрянь. Я же тебя... – сплюнул он, – размажу.

Бабушка великодушно не обратил на него внимание.
Плетущиеся за мужчиной Черная Шапочка и Лис с Волком спокойствие Бабушки не разделяли.

– Бабушка-ним... – тихонько шепнул мальчик. – Может... а ну их всех? Побыстрее до дома доберемся. У нас тут... раненый.

Брюнет чуть оглянулся, чтобы увидеть Серого Волка. Едва-едва заметно нахмурился.
Застыл.

Как только он разомкнул губы, гул среди дровосеков разом смолк.
Над головами зависло благоговение.

– Я не желаю смерти, – с расстановкой произнес Бабушка. – Если вам дорога ваша жизнь, уходите, – по-прежнему не было ни звука, даже сверчки, казалось, прислушались. – В вашей гибели нет смысла. Уходите, – повторил он и вновь зашагал.

И было в его взгляде что-то такое, отчего почти все дровосеки (да их и не много-то осталось...) изрядно перетрухнули. Хватая за рукава товарищей, попятились назад, сглатывая и обращаясь к какому-то Данунаху, повернулись и, припустив, скрылись в чаще леса.
Самые стойкие – последние смельчаки – взглянули на них, потом – на побитого главаря, на кучки пепла под ногами, да и убрались по-тихому.
Правильно, оно им надо?

Рослый мутант, преданный своими союзниками, взревел от злости, ничего не соображая, с голыми руками кинулся на Бабушку...

Кучка из Джейка получилась большая и пылью висела в воздухе дольше всех предыдущих.

Черная Шапочка вздрогнул, облегченно расслабил плечи и внезапно усмотрел, что брюнет скользящим усталым движение касается лба кончиками пальцев.

– Бабушка... – взволнованно позвал мальчик, – все в порядке?

Мужчина не отвечал.

Фиолетовый Лис уже даже почти не роптал из-за тяжелого веса вроде бы тощего Волка - скорбная напряженность передалась и ему.

Шапочка весь извелся от тревоги, и так и сяк вертясь вокруг алоглазого, но как герои покинули пределы леса и стали взбираться по холму, Бабушка вдруг горько выдал:
– Дома... так неприбранно...

Оставшийся путь товарищи преодолевали молча.

_____________________________________

Черная Шапочка заботливо прилепил Волку последний лейкопластырь – на нос.

– Как хорошо, что все закончилось...
– Это точно, – поддакнул сидящий неподалеку Фиолетовый Лис.
На нем пластырей было не так много, как на Сером.

Легче всего отделался Шапочка – всего пара ссадин. Зато свитер хоть выбрасывай. Или косплей ежика устраивай.

Навигатор, переживший и удары, и толчки, и неоднократные попытки использовать его в качестве метательного оружия, горделиво покоился на столе. «Я прошел и огонь, и воду, и медные трубы!» – кричал весь его вид.

Да. Все действительно прошло...
Как будто и не было сумасшедшей гонки по лесу, неравной битвой с мутантами.

Товарищи совершенно непринужденно беседовали, шутили, смеялись - так, будто знакомы очень и очень давно, а не несколько часов; будто и не было между ними раздоров и глупых - теперь-то на самом деле глупых - споров про лягушек, чепчики и рамен.

Бабушка на кухне пил свой любимый чай.
Пятая выпитая им кружка говорила о его стремлении заглушить недостойное чувство голода, не побеспокоив при этом раненых.

Но вот помощь всем пострадавшим оказана, совесть чиста, и Черная Шапочка, наконец, полетел на кухню – за тем, для чего его и отправил Домовладелец.

– Бабушка-ним! Я сейчас же приготовлю вам рамен, который передал Домовладелец! – кружась по кухне от чайника к плите, пел мальчик.

В дверях стеснительно показались Серый Волк и Фиолетовый Лис.

Бабушка, отвлекшийся от чаепития из-за громкого дуэта двух пустых животов, удивленно на них посмотрел. Потом – на Шапочку, моргая.

– А вы чего у порога встали, как неродные? – с улыбкой воскликнул мальчик. – Садитесь за стол, или Бабушка-ним должен приглашать дважды?

Товарищи, поспешно отодвигая стулья, уселись, чувствуя себя, наверное, несколько неловко... Но мирное бульканье воды, беззаботно мурчащий что-то себе под нос мальчик и теплая, домашняя атмосфера заставили их забыть о пережитых невзгодах.

Да, может, где-то когда-то и было что-то плохое...
Да, может, мир казался несправедливым, жестким и лживым.

Но пока с нами есть те, кто способен в трудную минуту подставить дружеское плечо, бояться нечего.

Ведь именно на этих незримых связях между людьми и держится наша Земля.