Глава 18. Вторжение.

 

 

Бам!

Входная дверь распахнулась с таким грохотом, что было удивительно, как она не разлетелась в щепки. М-21 и М-24 ошарашенно обернулись, вытаращившись на вошедших.

Первым показался кудрявый мужчина с кривой усмешкой и зажатой во рту сигаретой, за ним последовала женщина.

- Ого... Милое местечко. Так вот где вы отлыниваете от работы, - довольно усмехнувшись, произнес вошедший.

- Джейк, Мари... Как вы здесь... - пробормотал М-21, но Джейк только выдохнул дым сигареты, не обращая на него внимания.

- Прямо жаль прерывать ваши каникулы и портить все веселье.

Стоявшая рядом с ним Мари молча обвела М-21 и М-24 ледяным взглядом.

- Хорошо, небось, жить припеваючи. Вот у нас не столько свободного времени, чтобы тратить его на отдых.

Вших

Он небрежно отшвырнул окурок, который попал в М-24 и скатился на пол. Лицо М-24 перекосилось, но дать волю своему гневу он не посмел. Джейк довольно улыбнулся, смерив их обоих холодным взглядом:

- Поскольку вы оба тут бездельничали, сюда отправили нас.

- И что вам здесь нужно? - спросил М-21.

- Что нам нужно? Отличный вопрос, - усмешка Джейка стала кривой, он пристально смотрел в глаза собеседника. - Начальству надоело смирно ждать, пока агенты, которых направили расследовать пропажу гроба, устанут отдыхать и соизволят отчитаться. Мы оказались поблизости… - голос его становился все жестче с каждым произнесенным словом, а к концу фразы глаза уже полыхали злобой, - Нам сказали, что бесполезные твари, которым поручена эта работа, не в состоянии с ней справиться, и потому сюда отправили нас! Из-за вас, никчемные тупицы!

М-21 и М-24 стояли с каменными лицами, нарочито игнорируя ярость Джейка. Его крик усиливался, заполнив собой всю комнату:

 - Из-за тупых ублюдков, не способных ни сдохнуть, ни отправить вовремя дурацкий доклад, нам пришлось сюда притащиться!

Их лица напряглись еще больше, но они продолжали хранить молчание. Вместо них наступившую тишину нарушила Мари:

- Когда мы прибыли сюда, до нас дошло немало любопытных слухов. Почти полностью обескровленные трупы, и еще случай, вызывающий множество вопросов...

М-21 и М-24 насторожились, догадавшись, к чему она клонит. Мари определенно намекала на их связь с происходящим.

Джейк скривился и влез в разговор:

- Эй, М-24, это ты тут оголодал и жрешь без разбору, не задумываясь о последствиях? Вы, жалкий мусор, не только не сделали свою работу, но еще и принялись набивать утробу, как ненасытные свиньи, создав еще больше проблем...

Мари продолжала холодно смотреть на них, не обращая внимания на Джейка.

- Полагаю, вам известно, что начальство не одобряет методов, которые привлекают так много внимания.

- Мы взяли похитителя. Но сам гроб пока не нашли, - быстро сказал М-24, и Джейк шагнул вперед с недоумением на лице:

- О чем это ты? Зачем ты съел похитителя, если вы не успели найти гроб?

М-24 замер. Он и сам не знал, почему решил дать такое объяснение, только вызвавшее еще больше подозрений.

"Черт... Вот это я дал маху..."

Союзу не были известны истинные пределы способностей М-21 и М-24. Они считались модифицированными агентами самого низшего звена. С того времени, как они стали работать на Союз в качестве агентов, их способности понемногу росли, но они хранили это в строжайшей тайне. Среди того, что они так тщательно скрывали, была информация о быстрой регенерации М-21 и умение М-24 контролировать разум. Эти сведения не должны были обнаружиться.

- Так ты хочешь сказать, что выпил его кровь не из-за своего голода, а чтобы узнать, где находится гроб? Пил, чтобы узнать? А? - с раздражением допытывался Джейк, в то время как Мари вперила в М-24 испытующий взгляд.

Он покрылся холодным потом, не в силах ответить. Вместо него вперед выдвинулся М-21.

- Естественно, тот парень нам нужен был только чтобы найти гроб. Если подумать, станет ясно, что он не мог действовать в одиночку, и рано или поздно его подельники попытаются выйти с ним на контакт. Поскольку его в любом случае следовало устранить, мы решили, что ничего страшного, если мы разберемся с ним таким способом.

Джейк буквально пригвоздил его к земле пристальным презрительным взглядом.

- Черт. Говоришь, разобраться таким способом... Вы же не думаете, что вам удастся избежать ответственности за весь тот шум, что вы подняли?

Подозрение исчезло из его взгляда, но не из глаз Мари, чей холодный взор остановился на руках М-21.

- Откуда у тебя эти раны?

- У нас была схватка с неизвестными в погоне за гробом, - спокойно ответил М-21, ничем не выдавая своего внутреннего напряжения. Такое оправдание должно было показаться удовлетворительным. С тем уровнем его способностей к регенерации, о котором было известно Союзу, должно было показаться, что эти раны получены несколько дней назад. Слишком быстрая регенерация могла вызвать новые подозрения, так что препятствующие ей способности противника неожиданно обернулись к лучшему.

- Ваши противники были настолько сильны?

- Пока нам не удалось получить о них точных данных. Но совершенно очевидно, что они - не обычные люди.

Эти слова заставили М-24 украдкой усмехнуться. М-21 намекнул на тех двоих, с которыми они недавно столкнулись, и сказал правду, но не раскрыл ее значительную часть, из-за чего произошедшее предстало в совсем ином свете. И в то же время, поймать его на лжи было бы непросто.

- Как и предполагалось, за похитителями гроба кто-то стоит. Едва ли они настолько безумны, чтобы без причин воровать у Союза. Вам удалось выяснить, какими силами располагает противник?

- Пока нет. В первый раз мы столкнулись в бою с десятью вооруженными людьми. Все они вели себя как бойцы, получившие профессиональную подготовку.

Джейк скрестил руки и потер подбородок.

- Значит, в Союзе об этом знали, и, видимо, решили разобраться с делом при помощи ранних экспериментальных образцов, таких как вы... Хм... Если то, что вы говорите об уровне силы противника, верно... Похоже, мы запросто разберемся с этим делом и скоро сможем вернуться. Хы-хы-хы.

От слов Джейка, в которых сквозило откровенное презрение, лицо М-24 перекосилось. Он с силой сжал кулаки, испытывая желание накинуться на него прямо здесь и сейчас, но ощутил прикосновение М-21 к своему плечу. Когда он посмотрел на него, тот сузил глаза, молча говоря: "Терпи". Поняв его замысел, М-24 скрипнул зубами, подавляя свою злость.

Мари молча разглядывала их обоих, скрестив руки на груди.

 

 

 

Шинву, который накануне вечером временно переехал к Юне, специально поднялся пораньше, чтобы успеть к обеду. Из-за этого он теперь беспрестанно зевал и выглядел проснувшимся едва ли наполовину.

Уувааааа~

В очередной раз зевнув, он потянулся, во весь рост разлегшись на диване. Икхан на мгновение лишился дара речи, наблюдая, как его друг непринужденно почесывает свой зад, а потом только тихо вздохнул. Юна улыбнулась, ставя на стол бутылку с питьевой водой:

- Хорошо ли тебе спалось?

- Угу, - ответил он, глазея по сторонам.

- Ищешь маму? Она ушла сразу после завтрака.

- Да, мама Юны давно ушла на работу. Сейчас уже время обеда.

- А-а...

Когда до Шинву наконец дошло, его товарищ вздохнул громче и кивнул. Юна, глядя на них, невольно рассмеялась. Икхан перевел на нее задумчивый взгляд:

- Вчера вечером мы так неожиданно нагрянули... Она, наверное, удивилась. Мы не доставляем хлопот?

Юна с улыбкой отрицательно покачала головой:

- Ничуть. Конечно, она немного удивилась, когда вы пришли так поздно ночью и сказали, что останетесь, но это напомнило ей прежние дни, и она была рада.

Шинву поскреб голову:

- Так и есть... Мы с Икханом тоже иногда ночуем друг у друга, но в доме Юны не спали с тех пор, когда были детьми.

- Это было совсем давно.

Они все вместе заулыбались, предавшись общим воспоминаниям, но потом выражение лица Юны изменилось.

- Спасибо, что вы ничего не рассказали маме. Мне стоило бы объяснить ей, но она будет слишком волноваться... Нам помог господин директор, поэтому я не хочу, чтобы ей что-то стало известно.

Друзья обеспокоенно посмотрели на расстроенную Юну. Действительно, вчера они ни слова не сказали ее матери о случившемся, объяснив, что заигрались вместе допоздна, а потом вдруг захотели ее навестить.

Чтобы разрядить обстановку, Шинву выпалил:

- С другой стороны, разве не круто? Сидим дома... И в школу идти не надо!

Расставаясь с ними, господин директор велел им отдохнуть дома после такого серьезного происшествия.

Икхан согласно кивнул:

- Да уж, нечасто выпадает прогулять школу на законных основаниях.

- Господин директор даже лично позвонил моей маме, - улыбнулась Юна.

- На самом деле... не ходить в школу как-то скучновато, - пробормотал Шинву, ерзая на диване. Икхан снова кивнул:

 - Верно. Но после того, что вчера случилось, пойти гулять было бы немного...

- Что же делать...

- Хмм...

Шинву и Икхан стали мучительно соображать, как бы им провести неожиданно выпавшее свободное время. Юна, которая чистила яблоко, смущенно улыбнулась, глядя на их задумчивый вид. Темп ерзаний Шинву по дивану все увеличивался, и вдруг он неожиданно замер.

- А как насчет Рая?

- Он, наверное, тоже сегодня остался дома, - предположила Юна, продолжая чистить яблоко.

- Может тогда, позвонить ему? Если нам втроем скучно, то ему в одиночестве и подавно!

- Ого, Шинву, неужели за все время нашей дружбы тебе впервые пришла в голову дельная мысль? - восторженно воскликнул Икхан, услышав это предложение, но потом задумался и покачал головой.

- Погодите, мы же не знаем его номер... Вернее, даже есть ли у него телефон?

- Да, и правда не знаем... - поразилась Юна, которой раньше в голову не приходила эта мысль.

С легкой улыбкой Шинву извлек свой телефон, не позаботившись подняться с дивана, на котором возлежал.

- Хе-хе-хе.... Я знаю один способ... - заявил он с самодовольным видом, глядя на обеспокоенные лица друзей.

 

 

Франкенштейн проводил совещание с учителями школы в конференц-зале, когда раздался жужжащий сигнал поставленного в бесшумный режим телефона. Он посмотрел на имя, высветившееся на экране, и его лицо застыло.

 

Студент Хан Шинву.

 

Обычно он не стал бы отвечать на звонок, раздавшийся посреди совещания, но после того, что случилось с детьми, он не мог оставить без внимания вызов одного из участников происшествия. Ведь могли возникнуть новые проблемы.

- Прошу прощения, важный звонок... - улыбнулся Франкенштейн, прерывая совещание. Учителя ободряюще заулыбались в ответ, показывая жестами, что не стоит беспокоиться. Надеясь, что с детьми не приключилось новых неприятностей, он с встревоженным лицом поднес к уху трубку и ответил на вызов. И сразу же раздался голос Шинву:

- Мы идем играть с Раем, господин директор! Так что, пока, господин директор!

И сбросил вызов.

Разговор завершился в один миг.

Франкенштейн застыл с телефоном в руке, потеряв дар речи.

Пока~  Пока~  Пока~ Пока~

Шинву был краток и полностью высказал суть дела, но его голос по-прежнему звучал в ушах Франкенштейна.

Все учителя смотрели на директора с застывшими лицами. Федор осторожно спросил в замешательстве:

- Что-то случилось, господин директор?

Франкенштейн ничего не ответил.

- Какое у него странное лицо...

- Ой... кажется, выступил пот...

- У вас ничего не болит?

Учителя тихо переговаривались между собой, погруженные в атмосферу недоумения, которая окутала конференц-зал после одного-единственного звонка.

 

 

Рай стоял посреди прихожей, глядя в монитор под неумолкающую трель звонка.

- Рай! Открывай двери! Это мы! Мы пришли специально к тебе! - кричал на экране Шинву, а за его спиной виднелись улыбающиеся Икхан и Юна.

- Почему ты не открываешь? Не ждал такого счастья?

- Ты нам не рад, что ли?

- Да брось, о чем ты? От такой скуки и помереть недолго.

- Хо-хо-хо-хо! Это точно.

Вопросы Юны звучали осторожно, ее друзья, как обычно, перебивали друг друга шумными выкриками.

"……."

А Райзел стоял без движения, пристально глядя на изображение детей.

- Рай! Ну что ты там?

- Скорее открывай!

Они торопили его, но Райзел продолжал только лишь глядеть в монитор. Он еще не успел узнать, как открывается дверь...

 

 

Франкенштейн уже пришел в себя и возобновил совещание, когда его телефон снова завибрировал. На экране отобразилось имя Ким Хёнса. Учителя снова дали понять Франкенштейну, что беспокоиться не о чем, и он может ответить на звонок, так что ему ничего не оставалось, как принять вызов инспектора, который занимался недавними происшествиями. Он с застывшим лицом нажал кнопку приема вызова.

- Алло.

- Давно не виделись, господин директор. Это детектив Ким из *** полицейского управления. Как поживаете? Я беспокою вас потому, что недавно возле вашего дома разгуливали какие-то молодые люди, и обеспокоенные соседи, которым это показалось подозрительным, сообщили в полицию. Получив сообщение, мы отправились к вашему дому и там обнаружили молодого человека, который перелезал через ваш забор. Мы задержали его на месте преступления. Это похоже на преступление, совершенное группой лиц, потому что задержали также и его соучастников. Однако подозреваемые отрицают попытку кражи и утверждают, что лично знакомы с собственником дома – господином директором.

"……."

Голос Кима Хёнса в телефонной трубке становился все тише и тише, видимо, говорящий старался быть очень осторожным.

- И, пожалуйста, не удивляйтесь, но в ходе расследования мы выяснили, что это ученики школы, принадлежащей господину директору. В Йе Ран непростые деньки, раз ученики не посещают занятия, а влезают в дом директора собственной школы. И, при учете всех обстоятельств, мы рассматриваем это дело как заранее запланированное преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

"……."

- Ах да… Местный житель, сообщивший нам о происшествии, узнав, что владелец дома – это директор знаменитой Йе Ран, очень богатой школы, спрашивает, не положена ли ему какая-нибудь награда.

"……."

Франкенштейн слушал, и лицо его было непроницаемо. От его вида в конференц-зале вновь повисла гнетущая атмосфера.

Федор, глядя на него, осторожно спросил:

- Господин директор, вы выглядите... нездоровым. Все в порядке?

Вслед за ним реплики начали отпускать и другие учителя.

- Что за странные вещи происходят во время сегодняшнего совещания?

- Да уж, просто поразительные.

Они заговорили взволнованно, некоторые даже повставали со своих мест.

- У господина директора что-то произошло. Нельзя же продолжать работать, как ни в чем ни бывало!

- Безусловно! Даже не говорите!

- Директор сегодня сам на себя не похож, это так необычно для него!

- Верно!

- Мы собрались, чтобы провести совещание!

- Так и есть!

Учителя перекрикивали друг друга, каждый старался высказать свое мнение, и эта суматоха ясно дала понять, что возобновлять совещание бесполезно.