Глава 16. Пуговица.

 

 

-Ыык…

От полученного удара у Шинву на мгновение перехватило дыхание, но он сразу же вскочил, готовясь к следующей атаке. К счастью, инфицированный не спешил кидаться на него.

Шинву хмурился, ощупывая руку и плечо. Похоже, удар был настолько силен, что сломал ему запястье и лопатку.  Но сейчас его беспокоила не боль от травм, а вынужденное ограничение подвижности. Поскольку он тоже не рвался немедленно продолжить бой, возникло некоторое затишье.

- Этот парень еще круче, чем мы думали! – воскликнул М-24, впечатленный способностями Шинву. – Он чувствует противника, и двигается, как настоящий боец. Если он уже сейчас способен на такое... хотел бы я взглянуть, каким он станет, если его инфицировать. Наверняка он намного превзойдет всех этих бесполезных уродов.

В ответ М-21 понимающе усмехнулся. Действительно, пацан дрался весьма неплохо.

Внезапно они вздрогнули, почувствовав где-то в здании мощный выплеск силы. Их лица мгновенно окаменели. Эта аура, подавляющая своей мощью, без сомнения была нацелена на них. Они обменялись взглядами.

- Что это за сила?..

- Кто демонстрирует нам столько мощи?

Взгляд М-21 стал ледяным.

- Похоже, это вызов.

- Так примем же его, - усмехнулся М-24.

Шших!

И они оба словно растворились в воздухе. Но ни школьники, ни инфицированный не заметили их исчезновения.

 

М-21 и М-24 обследовали часть здания, в которой ощущалось чужое присутствие.

- Это где-то здесь... – пробормотал М-24, когда голос, внезапно раздавшийся из темноты позади них, заставил их обоих вздрогнуть. Их с невероятной легкостью застали врасплох.

- Выбирайте.

Послышались шаги, и из тьмы выступили двое людей. Франкенштейн, пристально глядя на М-21 и М-24 ледяным взглядом, произнес:

- Либо умрете здесь, либо уйдете без шума.

Они резко обернулись, пытаясь подготовиться к немедленной атаке, но понимая, что не успевают ничего противопоставить той смертельной опасности, которую ощущали. В присутствии этой мощи, превосходящей всякое представление, им ничего не оставалось, кроме как обливаться холодным потом.

«Такой уровень силы...»

«Кто бы мог обладать подобной мощью...»

М-21 стиснул зубы в бессильной ярости. Такая откровенная демонстрация силы должна была недвусмысленно показать превосходство противника.

- Нас предупреждают, - выговорил он с трудом. – Кто вы?

- У вас... нет права задавать вопросы, - раздался голос Райзела.

Вздрог

Этот голос совсем не был похож на тот, что звучал ранее. Чувствовалось. что его обладатель привык повелевать.

Глыть

М-21 и М-24 судорожно сглотнули. Пот заливал им глаза, но они не смели даже помыслить о том, чтобы шевельнуть рукой и стереть его.

«Кто эти двое? Откуда здесь люди, которые могут настолько превосходить нас...»

«У нас нет выбора, кроме как столкнуться с ними».

Ппах!

Метнувшись в стороны, они по широкой дуге рванули к Райзелу и Франкенштейну.

Невидимый для глаз обычного человека, М-21 возник перед Франкенштейном и резко выбросил руку вперед, намереваясь пронзить его сердце.

Швах!

Однако Франкенштейн без видимых усилий уклонился от атаки и повторил:

- Так что выбираете?

«Черт!»

Лицо М-21 перекосилось, когда он понял, насколько просто противник избежал удара. Это означало, что с ним тоже могут расправиться, не прилагая особых стараний.

Шуух

Ногти на его руке неожиданно удлинились. Франкенштейн взглянул с интересом на происходящие изменения. Снова приблизившись, М-21 нанес еще один удар, намного быстрее и резче предыдущего.

Вшуух. Бабааах.

И снова Франкенштейн с легкостью уклонился. Еще несколько раз М-21 попытался атаковать его со спины, но тоже безуспешно.

Тем временем М-24 возник сбоку от Райзела, буквально на расстоянии вытянутой руки.

- Умри! – выкрикнул он, и с безумной ухмылкой ударил, целясь кулаком в лицо.

Бубух.

Сила, вложенная в его удар, была нечеловечески велика. Настолько, что воздух вокруг взметнулся, словно ураган.

Тудуух!

Звук, похожий на взрыв, привлек внимание Франкенштейна, заставив обернуться. Воспользовавшись этим, М-21 разорвал дистанцию, отпрыгнув на расстояние, с которого мог достать своего противника, и криво усмехнулся.

- Хе-хе-хе... Твоему приятелю конец. Удар такой силы наверняка растер его в порошок.

«......»

Выражение лица Франкенштейна ничуть не изменилось. М-21 облегченно выдохнул в глубине души: «К счастью, с одним из них разобраться оказалось несложно. С этим придется повозиться, но вдвоем мы сможем с ним справиться».

Чуть повернув голову в сторону М-24, он позвал:

- Ты что там делаешь? Хватит терять время, вместе мы... – не в силах закончить фразу, он вытаращился на картину, представшую ему, едва осела поднятая ураганом пыль.

- Что за?..

Невозможно было оторвать взгляд от необычайного зрелища, которое являл собой его товарищ.

М-24 замер, широко распахнув глаза, словно не в силах поверить в происходящее. По его лицу стекал пот, он стиснул зубы, остановленный в позе удара, с вытянутой вперед рукой. Райзел же с безмятежным видом лишь легко касался его кулака пальцами правой руки.

- Как такое возможно... – пробормотал М-21, не веря своим глазам. Этот человек в одиночку сдерживал атаку М-24 простым прикосновением.

Алые глаза Райзела пристально смотрели на стоящего перед ним громилу. И М-24, как ни стискивал зубы от усилий, не мог оторвать от них взгляда. Темно-красные зрачки словно поглощали его.

Эти глаза едва заметно сверкнули, и Райзел проронил:

- На колени.

- Хык.

Бум!

Не успели прозвучать эти слова, как М-24 со стоном рухнул на колени. И дело было не в том, что силы вдруг оставили его. Но тело само среагировало на полученный приказ. Он даже не понял, как оказался у ног Райзела.

- Что происходит, М-24? – в голосе М-21, наблюдавшего за происходящим, слышалось возрастающее удивление. А в следующий момент он услышал:

- Куда это ты смотришь?

Швааах!

- Кхаа! - изо рта М-21 вырвался крик боли. Обе его руки оказались исполосованы тонкими надрезами, опоясывающими их снизу вверх. Из ран широким потоком хлынула кровь.

Взгляд Франкенштейна был ледяным, но на губах играла странная улыбка.

- Отвести взгляд от меня, своего противника… какое оскорбление! - словам совершенно не соответствовали прозвучавшей в них довольной интонации и удовлетворенному выражению его лица.

- Кхыык.

М-21 застонал. Обе его руки безвольно повисли, и он не мог ими пошевелить.

Плюхплюх…

Кровь стекала из порезов прямо на пол, но все, что он мог сделать, это пристально смотреть на Франкенштейна.

В одно мгновение они с М-24 стали абсолютно беспомощны. М-21 бросил на товарища косой взгляд. Тот по-прежнему стоял на коленях, не в силах двинуться с места.

- Ик…

И хоть он, находясь у ног Райзела, прилагал огромные усилия, чтобы встать, у него не получалось даже пошевелиться. По его лицу градом стекал пот.

«Что же это такое? По одному его слову мое тело само по себе…»

«......»

А Райзел лишь смотрел на человека перед ним присущим ему бесстрастным взглядом.

М-21 перевел взгляд на Райзела.

- Откуда эти жуткие парни появились? Он... определенно из компании тех детишек, - вспомнив, что видел этого паренька вместе со школьниками, он не мог заставить себя поверить в происходящее.

«Мы думали о нем, как об обычном школьнике, а он скрывал такую силу…»

- Что ж, пора заканчивать.

Равнодушно глядя на него, Франкенштейн медленно поднял правую руку, и лицо М-21 потемнело.

«Проклятье… вот и все. Настолько глупо…»

В таком состоянии его тело не выдержит атаку противника.

- Довольно.

Рука Франкенштейна замерла при звуке голоса Райзела, и он посмотрел на него вопросительным взглядом.

- Возвращаемся.

Произнеся это короткое слово, Райзел развернулся без колебаний, словно все дела здесь были закончены.

- Мастер? – растерянно окликнул его Франкенштейн, но тот продолжал идти, не проронив более ни слова. Проводив взглядом его удаляющуюся фигуру, Франкенштейн склонил голову.

«У Мастера должна быть причина принять решение не разобраться с ними прямо сейчас».

М-21 и М-24 тоже были ошеломлены. Они просто не могли понять, почему противник вот так просто уходит.

Пристально взглянув на них, Франкенштейн произнес:

- Если вы не хотите умереть здесь... Вам известно, что нужно сделать?

М-21 закусил губу.

- Мы знаем. И сейчас у нас… нет выбора.

Наградив их продолжительным взглядом, Франкенштейн отвернулся и последовал за Райзелом. Все еще не придя в себя, М-21 смотрел ему вслед.

«Что? Неужели они и правда просто уходят?»

Невероятно! Услышав, что их отпускают, он отвечал с замиранием сердца, не веря в такую возможность, но сейчас эти люди действительно удалились.

Проявив великодушие, как к абсолютно беспомощным тварям.

При этой мысли в сердце М-21, вытеснив страх, поднялся гнев на собственную слабость и зависть к силе противников.

«Хех... Выходит, они решили, что могут убить нас, когда захотят?»

- Что-то не верится… что вы так просто отойдете в сторону. А что, если мы соврали, чтобы выбраться из этой ситуации? – насмешливо произнес он. Шаги Франкенштейна замерли. Едва повернув голову, он позволил появиться на своих губах улыбке, вызывающей неясное ощущение.

- Если ты желаешь продолжить, я не возражаю.

У М-21 и М-24, глядящих на него, зарябило в глазах.

Жжжжжжжжжжжж…

На них обрушилась ужасающая аура злобной ярости и жажды крови, мгновенно заполнившая собой все вокруг.

- Если хватит смелости попробовать еще раз…

От слов Франкенштейна лицо М-21 перекосило. Разозленный, он хотел ответить, но тут его окликнул М-24.

- М-21.

Глядя на товарища, он покачал головой.

 «... ...»

Увидев это, М-21 закусил губы, но сдержался.

Франкенштейн еще раз внимательно оглядел обоих, отвернулся и пошел вслед за Райзелом. М-21 и М-24 не оставалось ничего, кроме как наблюдать их удаляющиеся фигуры.

 

Франкенштейн нагнал Райзела за пределами здания, и они уже готовы были продолжить путь вместе, как Райзел вдруг ахнул и слегка пошатнулся.

- Мастер!

Франкенштейн вздрогнул и тут же схватил его под руку, поддерживая.

- Я так и знал… Это побочное действие столь длительного сна? Тело еще не восстановилось полностью, и применив силу в таком состоянии… - растерянно забормотал он. И тогда губы Райзела шевельнулись.

- Пу...

- Что?

- Пуговица…

- Пуговица?

Франкенштейн уставился на пиджак Райзела. Вот что имел в виду его Мастер! Одна из пуговиц расстегнулась во время недавнего сражения. Райзел неспешно застегнул пуговицу, приводя таким образом свой растрепанный гардероб в полный порядок.

«......»

«Какое же это должно быть потрясение - расстегнувшаяся пуговица...»

Обращенный к Райзелу взгляд Франкенштейна был до краев наполнен сочувствием, настолько глубоким, что у него даже выступили слезы...