Глава 15. Вздохи.

 

 

 

 

В предрассветный час, когда мир все еще погружен в сумрак, в доме Франкенштейна также царила тьма.
М-21 спал в своей постели в одной из многочисленных комнат этого дома. Он мог не спать по несколько суток подряд, что не было для него проблемой: для восстановления его тела требовался час в сутки или около того, – поэтому делал он это просто так, для своего удовольствия.
Это было время, когда он наслаждался чувством одиночества.
«!»
Внезапно в ночной тишине М-21 открыл глаза, вздрогнул, как ужаленный,  вскочил с кровати и принял защитную стойку. Все его действия были настолько быстры, что обычный человеческий глаз не смог бы их уловить. Его взгляд, холодный, как лед, был направлен куда-то в темноту.
И тут с лежанки, устроенной на полу, резко поднялся Тао. Он встал в ту же позу, что и М-21, а затем, осматриваясь, начал крутить головой.
– М-21, в чем дело? – спросил Тао, обеспокоенный его необычной аурой.
– ……
Некоторое время М-21 пристально рассматривал Тао, потом произнес:
– В чем дело, ты спрашиваешь?
Тао кивнул, не меняя защитной стойки:
– Угу.
– Тао, дело в тебе.
Услышав настолько неожиданный ответ, Тао на мгновение растерялся и уставился на М-21.
– Во мне?
– Я проснулся оттого, что кто-то разлегся в моей комнате… Как тут не испугаться? А этим кем-то оказался ты.
– Аааа…
Тао, понимающе кивнул, словно до него только сейчас дошло.
– Прости. Перво-наперво я должен объясниться. Это не моя вина, – произнес он, и в его голосе звучала неподдельная искренность: – Я тут совершенно ни при чем. А дело вот в чем…
И Тао приступил к объяснениям, пустив в ход свой язык без костей. Некоторое время М-21 слушал его, потом сказал:
– Понятно… Ты натащил в собственную комнату столько хлама, что там просто не осталось места.
Тао с силой хлопнул в ладоши.
– О! Точно! Если в целом, то так и выходит.
– И поэтому ты тайком пробрался в мою комнату?
Тао слегка вздрогнул. Ему не понравилось это «пробрался тайком».
– О чем ты говоришь? Пробрался тайком! Ты спал, как младенец, поэтому я зашел неслышно, подобно тени. Я бы скорее сказал, что был очень тактичен и осторожен, заходя к тебе в комнату, – горестно пояснил Тао, так и не поняв главную причину возмущения М-21. В интерпретации Тао выходило, что М-21 в данной ситуации волнует только то, что незваный гость применил свои способности, чтобы тайно прокрасться в комнату.
– ……
Глядя в глаза М-21, Тао жалобно произнес:
– Я ненадолго! Только пока не приберусь! Пожалуйста…
М-21 слегка прищурился. Ему казалось логичным, что Тао пойти к Такео было бы более удобно, ведь они давние сослуживцы и товарищи.
– Почему в мою комнату? У Такео тебе было бы комфортнее.
Тао с огорчением помотал головой:
– Так уж получилось, что комната Такео тоже целиком занята разным оборудованием. Как бы мне ни хотелось, но для меня в ней места не осталось.
– ……
М-21 потерял дар речи. Помимо своих, Такео и Тао вольготно использовали другие комнаты в доме. Вещи Тао также хранились в специальной подсобке. Но он умудрился набить ими до отказа еще и свою комнату, и, кроме этого, комнату Такео. Набил так, что перестал помещаться сам…
– ……
– А? Очень тебя прошу… – продолжал упрашивать Тао.
– Хаа… – вздохнул М-21.
Глядя на выражение его лица, Тао подумал, что был недостаточно убедителен и продолжил свою речь:
– М-21, я знаю, о чем ты думаешь, и прекрасно тебя понимаю. Однако весь смысл в том, что я вынужден постоянно делать покупки, невзирая на размеры своей крохотной тесной комнатки. Я сейчас тебе все объясню…
И он в мельчайших подробностях и деталях принялся рассказывать, почему был вынужден сделать эти покупки, в чем конкретно заключается их высокая общественная ценность, почему прямо сейчас им всем жизненно необходимы именно эти вещи, и даже предоставил полный перечень предметов, которых не хватает для полного завершения коллекции.
Мало-помалу язык Тао, словно великолепный танцор на сцене пространства рта, вошел в раж и пустился в долгий витиеватый пляс.
М-21 ничего не оставалось делать, кроме как наблюдать эту феерию танца.

 

 

 

Наступило утро. М-21 спустился по лестнице. У него было паршивое настроение, и выглядел он усталым. За ним следовали Такео и Тао. Все трое уже были одеты для работы: в строгие черные костюмы.
Идущий за М-21 Такео слегка виновато улыбался. Он отлично понимал, почему этим утром М-21 выглядит не лучшим образом. Тао говорил так громко и страстно, что Такео тоже проснулся и хотел, чтобы эта ночная вечеринка скорее закончилась. Но, вовсе не желая того, был вынужден несколько часов слушать неустанную болтовню товарища. Из-за повышенных возможностей слуха у него просто не было другого выхода.
– М-21, прости, пожалуйста. Обычно я устраиваю Тао у себя в комнате, но два человека на этот раз не поместились…
– ……
М-21 ничего не ответил. Он молча шел по лестнице, лишь на середине остановился и посмотрел в окно.
Ясное солнце. Синее небо. Белые облака.
Тао начал болтать еще до рассвета, и уже наступило утро, то есть его язык работал, как помело, не менее трех часов.
– Мм…
Пока М-21 принимал душ, у него по-прежнему было муторно на душе. Он не спал всю ночь, но вовсе не вынужденное бодрствование так его утомило: наибольший урон причинила ни на секунду не умолкающая болтовня Тао.
М-21 с изнуренным видом вошел в гостиную.
– Доброе утро!
Тао и Такео тоже поприветствовали стоящих в гостиной детей.
Шинву, Юна и Икхан, одетые в школьную форму, вежливо поклонились в ответ:
– А! Аджосси! Доброе утро!
– Доброе утро, Такео-хен, Тао-хен!
 Сейра что-то ловко готовила у плиты, недалеко крутился, помогая ей, Регис, на диване сидели Райзел и Франкенштейн и пили чай.
Спозаранку заявившаяся шумная компания Шинву была не совсем обычной утренней картиной для гостиной Франкенхауса.
Тао и Такео радостно улыбались, глядя на детей.
– О... Как рано вы собрались, – удивился Такео.
– Сегодня мы позавтракаем здесь и пойдем в школу. Директор-ним вчера сказал нам прийти пораньше, чтобы успеть поесть на дорожку, – ответил ему Шинву.
От его слов глаза Франкенштейна полезли из орбит. «Прийти пораньше, чтобы позавтракать на дорожку?» Нет! Он никогда не говорил ничего подобного! Но он лишь вздохнул:
– ……
Райзел, заметив что с Франкенштейном творится что-то неладное, скользнул по нему внимательным взглядом и снова поднес чашку к губам.
Тао посмотрел на вялого Шинву:
– Ого! Даже Шинву сумел проснуться? И сегодня не опоздал?
– Шинву не ложился спать ночью, – объяснил Икхан.
– Хаха. Вот оно что, – засмеялся Тао.
Шинву с несчастным видом потряс головой:
 – Если я засыпаю, то рано уже встать не могу…
Такео осмотрелся и не увидел еще одного члена команды:
– А Суйи-ян?
– У нее сегодня съемки по графику, поэтому она не может прийти в школу.
– Понятно.
Тяв-тяв-тяв.
Щенок тоже принял участие в разговоре. Он подбежал к М-21 и подал голос. После чего важно уселся и воззрился снизу вверх на М-21.
– ……
Поглядев на щенка, М-21 наклонился и потрепал его по макушке. Щенок завилял хвостом и побежал дальше, показывая всем своим видом, что он успешно выполнил важную утреннюю работу.
М-21 проводил взглядом убегающего щенка.
– ……
Юна некоторое время украдкой разглядывала М-21, но когда он шевельнулся, быстро отвела взгляд. М-21 направился в прихожую, а Такео сказал детям:
– Всем приятного аппетита, а нам пора идти.
– Уже уходите?
– Сегодня в первую смену…
– Тоже перекусим по дорожке, – Тао схватил со стола несколько красивых хорошо пропеченных тостов, из которых два швырнул в направлении удаляющихся М-21 и Такео.
Те, не оборачиваясь и не сбавляя шага, поймали их и отправили в рот.
Тао тоже откусил кусочек и поспешил за товарищами.
– Скоро увидимся... – сказал он, кивнув он детям, и вышел в прихожую.

«Дин-дон. Дин-дон», – прозвенел звонок с урока. Ученики повскакивали со своих мест, собрали сумки и начали быстро покидать класс. Райзел тоже поднялся со стула, и тут же встали Сейра и Регис. Юна закрыла сумку и сказала:
– Сегодня опять пойдем к господину директору?
Сейра едва заметно кивнула:
– Конечно.
Юна озабоченно наморщила лоб. Райзел направился к выходу, за ним последовали Сейра и Регис. Когда эти трое покинули классную комнату, Юна обернулась к Шинву и Икхану:
– А вы? Разве вы не идете?
– Мне сегодня надо кое-чем заняться вместе с Икханом, – ответил ей Шинву.
– Я упросил Шинву помочь мне перетащить кое-какие вещи. Долго уже откладывал, сегодня надо это сделать…
– Хм… вот как? Значит, пойду одна.
– А что такое? Мы к вечеру закончим, время еще будет… – поспешно добавил Икхан.
Но Юна улыбнулась и покачала головой:
– Все в порядке. Не о чем беспокоиться.
Шинву недоверчиво посмотрел на нее:
– Точно?
– Конечно. Вы, как закончите дела, придете к господину директору?
– Угу.
– Тогда там и увидимся!
И Юна поспешила к двери. Шинву и Икхан остались стоять, с недоумением глядя ей вслед.
– Что это с Юной?
– Кто бы знал…
Юна в одиночестве покинула школу и, погрузившись в свои мысли, шла по дороге.
– Я все смогу купить сама.
Она направилась в супермаркет. Там взяла тележку и двинулась по рядам, один за другим брала товары с полок и складывала в тележку, пока та не заполнилась.
– Уже полная… – в растерянности сказала Юна, только теперь заметив, что в тележку больше ничего не влезает. В ее собственном доме холодильник вовсе не опустел, но накануне она кое-что придумала.  
Юна подошла к кассе и начала выкладывать продукты.
– Получилось немало…
Рассчитываясь за покупки, она уже покрывалась холодным потом. Перед ней стояло пять огромных пакетов.
– Не многовато ли я купила? Но и народа там немало…
Юна улыбнулась, подняла пакеты и направилась к выходу. Но пакеты весили намного больше, чем она ожидала, поэтому вскоре ей пришлось остановиться и поставить их.
– Как же тяжело.
Девочка перевела дух, снова подняла свою ношу и пошла дальше. Глядя на огромные тяжелые пакеты, которые она тащила, люди в супермаркете уступали ей дорогу и провожали сочувственными взглядами. Юна была тоненькой и хрупкой девушкой, и эта тяжесть была для нее слишком большой. Пакеты мало-помалу проседали и, казалось, грозили порваться. Под сочувственные взгляды покупателей Юна покинула супермаркет.
Какое-то время она шла, потом вновь остановилась и поставила пакеты. Она уже несколько раз отдыхала. У нее заболели пальцы на руках, и больше она не могла держать такой груз.
Юна отерла выступивший на лбу пот и вздохнула. Она подумала, что даже если будет двигаться медленно и с остановками на отдых, то все равно может не донести свои покупки.
– Хааа… Если так пойдет и дальше, я не смогу добраться до дома господина директора… – неуверенно пробормотала Юна и, перекладывая пакеты из руки в руку, продолжила путь.
– Хуууу…
Но спустя несколько минут она вновь опустила пакеты, распрямилась и глубоко вздохнула.
Шух.
– А?
Неожиданно пакеты легко взмыли в воздух. Юна вздрогнула и повернула голову. Рядом с ней стоял М-21, на лице его было обычное холодное выражение.
– Аджосси? – окликнула его Юна, но он, не глядя на нее, осматривал окрестности.
– Где остальные? – спросил он, подразумевая Шинву и Икхана, которые, по идее, должны были находиться где-то поблизости от девушки.
– Шинву пошел домой к Икхану, у них дела. Поэтому они не знают, что я тут и столько накупила.
– ……
– Сегодня готовить буду я. Сейра постоянно для всех готовит еду. Мы немного помогаем, но это совсем несущественная помощь. И мы приходим в дом к господину директору, заранее надеясь на сытный обед. А сегодня даже пришли завтракать. Хехе…
– ……
М-21 молча посмотрел на улыбающуюся и что-то объясняющую Юну.
А потом двинулся вперед. Юна пошла рядом, приноравливаясь к его шагу. Глядя, как он в одиночку несет огромные пакеты, она сказала:
– Я тоже могу понести. Если вам одному тяжело, отдайте несколько пакетов мне.
– Все в порядке, – коротко ответил М-21.
Выражение его лица оставалось каменным. Он, как ни в чем не бывало, бодро шел к дому, и дальше просить его было бесполезно.
Они шли в полном молчании: оба чувствовали себя неловко, и разговор не клеился.
Их путь лежал мимо кафе. Увидев это заведение, Юна обрадовалась, и ее глаза заблестели.
– Аджосси, может быть, выпьем по чашечке кофе?
– ……
М-21 не ответил, продолжив шагать.
– Просто… я хотела извиниться перед вами, аджосси.
М-21 остановился и повернул голову.
– Кажется, тебе не за что извиняться.
– Из-за меня вам пришлось тащить эти тяжеленные сумки. И я бы хотела… отблагодарить вас.
– ……
М-21 некоторое время рассматривал Юну. А потом так же, не произнеся ни слова, уселся за ближайший столик уличной площадки кафе. Щеки Юны слегка порозовели.
– Я сбегаю закажу!
Она рванула к стойке.
– ……
М-21 опустил пакеты и посмотрел по сторонам. Вокруг сновали прохожие. За соседними столиками сидели люди и беседовали. М-21 понаблюдал за ними, потом оглядел собственный столик. Он понял, что сам сейчас ничем не отличается от других – тех, кто может проводить свой досуг, просто сидя в кафе. И неожиданно эта мысль привела его в странную растерянность.
Юна вскоре вернулась, держа на подносе две чашки кофе. Она поставила их на столик, села напротив М-21 и сказала:
– Я выбрала Американо. Аджосси ведь обычно пьет этот кофе?
– ……
Вместо ответа М-21 взял в руки чашку. И снова у них не получилось завести беседу. М-21 медленно пил кофе, Юна тоже, держа в руках свою чашку, делала маленькие глотки. Наконец, поймав взгляд М-21, Юна произнесла:
– Эммм… Я прошу прощения за наше обычное поведение.
– ?
– Мы приходим каждый день, шумим и создаем беспорядок. Вдобавок, мы очень много едим, и после остается огромное количество посуды.
М-21 понял, что Юна имеет в виду.
– И мы предлагали помочь и Такео-оппа, и Сейре с Регисом, но они этого не хотят. Мы просто не знаем, что нам делать.
Юна вздохнула. Как она и сказала, они с Суйи неоднократно предлагали свою помощь по хозяйству, но каждый раз получали отказ. И от Сейры, занимавшейся готовкой. И от Региса, делающего уборку. И, конечно же, от М-21 и Такео, отвечающих за мытье  посуды… Все жители Франкенхауса на предложения о помощи отвечали однозначным отказом. Словно для каждого их обязанности имели очень важное значение.
– Не стоит об этом беспокоиться. Это никому не причиняет неудобства…
«За исключением Франкенштейна», – подумал М-21, но вовремя спохватился и вслух говорить не стал. Он сам отлично знал, как это – жить, постоянно сдерживая свои чувства.
– А вы, аджосси? Вам это неприятностей не доставляет?
– ……
М-21 ненадолго задумался, а потом сказал:
– Мне тоже… совсем не доставляет.
На губах Юны появилась улыбка. Когда она закончила с расспросами, беседа снова сошла на нет. Но теперь затянувшаяся пауза в разговоре сильно отличалась от того молчания, которое стояло между ними совсем недавно, и настроение Юны полностью изменилось.
Звяк.
М-21 поставил чашку и встал:
– Кофе допит, пора идти.
– Да! – с воодушевлением ответила Юна.
– ……
Эта внезапная перемена настроения показалась М-21 странной, и он с удивлением посмотрел на Юну. Потом поднял пакеты и вновь зашагал к дому. Юна поспешила за ним.
– А, кстати, аджосси! Я купила лакомства щенку.
Юна порылась в своей сумке и протянула М-21 упаковку.
– Вот, это лакомство, которое будет полезно для его зубок.
– ……
М-21 немного ошарашено разглядывал протянутую пачку. С таким выражением, будто спрашивал: «а мне это зачем?».
– Если щенка угостите вы, аджосси, это будет лучше всего.
– ……
– Я пока снова уберу это к себе и отдам вам дома, – сказала Юна, осознав, что все еще держит обеими руками корм для щенка, и быстро засунула его обратно в сумку.
– Щеночек действительно очень хорошо слушается аджосси. Мне кажется, он отлично понимает и Рая, но вас, аджосси, все же немного лучше, так ведь? Такое впечатление, что он просто понимает каждое ваше слово!
М-21 едва заметно вздрогнул. Он тоже думал, что иначе поведение щенка не объяснить.
– Это какая-то дрессировка? Или нет?
– ……
– Мне это показалось необычным, и я поискала в интернете… Но таких вещей, которые делает аджосси, найти не смогла. Бывают взрослые собаки, которые словно понимают человеческую речь, но чтобы такие маленькие щенки…
– ……
Юна улыбалась и продолжала говорить, а М-21 молча слушал, шагая рядом.

 

 

 

И вновь поздний час… На дом Франкенштейна опустилась глухая ночь.
– !!!
Внезапно М-21 подпрыгнул на кровати. В той части комнаты, куда устремился его взгляд, лежал Тао. Но в этот раз не один – рядом с ним спал Такео. Оба гостя тоже вздрогнули, вскочили с пола и начали озираться по сторонам.
– Что такое?! А? – испуганно спросил Такео.
Глядя на него в упор, М-21 поинтересовался:
– Такео, ты почему в моей комнате?
– А, это… у этого паршивца Тао закончилось место в его комнате, и он стал перетаскивать свои вещи в мою.
М-21 кивнул. Тао ему уже говорил, что в комнате Такео негде разместиться двоим, и хозяин едва помещался там один.
– Теперь даже того места, что было, не осталось.
– ……
От этого объяснения М-21 потерял дар речи. Они вдвоем с Такео уставились на Тао, а тот жалко засмеялся, поскребывая голову:
– Хаха…
– Хааа… – протяжный вздох сорвался с губ М-21.
Такео посмотрел на него невинным взглядом и сказал:
– М-21, Тао в течение ближайших дней приберется, а пока я тоже немного стесню тебя.
Чтобы помочь Такео в этом щекотливом деле, Тао тоже решил присоединиться к уговорам:
– Все так, как говорит Такео. Я приберусь в самые ближайшие дни, а пока – можно мы поспим тут? И это, по-моему, совсем неплохо. Давай-ка хорошенько рассмотрим ситуацию. Ведь это прекрасный шанс, чтобы выработать командный дух и навыки совместной работы, кроме того…
И Тао снова начал молоть языком.
М-21 сидел на кровати, глядя в окно, за которым властвовала темнота. До утра было еще далеко.
– Хьюююю... –  оставалось только тяжело вздохнуть.
– Бла-бла-бла-бла-бла… бла-бла-бла-бла-бла…
Как-то незаметно Такео тоже сел на корточки на полу, где до этого лежал, и начал смотреть в темноту за окном.
Оба, М-21 и Такео, смотрели в окно и тяжело вздыхали.
В ночной темноте язык Тао снова выплясывал дивные танцы.