Глава 14. На Франкенхаус надвигается тьма. Часть 2.

 

 

 

 

Тао с помощью всевозможных чистящих средств и приспособления  наводил порядок вокруг бассейна, где все было затоплено из-за недавней катастрофы… А ведь это был настоящий катаклизм: огромные искусственные волны, заставившие воду в бассейне перехлестнуться через бортики и захватить разложенные на них вещи, залили все помещение. И надо сказать, что волны были очень мощными.

И если бы проблема была только в насквозь промокшей одежде… Нет, тут и там валялись сметенные  и разломанные волнами шезлонги и пляжные зонтики, а также  элементы великолепного деревянного декора, прежде украшавшего бассейн.

– Первым делом прибери здесь… Бассейн должен сиять чистотой и порядком, – процедил сквозь зубы Франкенштейн, в задумчивости осматривающий учиненный хаос.

– Есть! – энергично ответил виновник происшествия и с двойным усердием поспешил продолжить работу.

В поле зрения Франкенштейна попали стоящие поодаль без дела и, как ему показалось,  бессмысленно таращащиеся  М-21 и Такео.

– А вам, я погляжу, нечем заняться?

Услышав его слова, друзья молниеносно подхватили швабры и шетки и рванули к ближайшему месту, которое нуждалось в уборке. Но не только эти трое принимали участие в устранении непорядка.

– Хм… – даже Регис с важным видом подбирал разбросанные повсюду вещи.

 А Сейра, используя переносную уличную  печь, готовила горячие закуски и чай. Выглядела она спокойной и умиротворенной, однако действовала быстро и сноровисто.

И вдруг…

– Ахахахахахаха!!! А как иначе?! Я атакую!

– Ай! Что за дела?!

– Хахахаха! Бежать бесполезно! Вы все в радиусе моего поражения!

– Кхяя! Прекрати!

– Шинву, гад!

Шинву, Икхан, Юна и Суйи, собравшиеся вместе в одной стороне помещения, тоже держали в руках уборочный инвентарь. И Шинву поливал своих друзей из огромной лужи, а те пытались убежать от летящих в них брызг. Однако Шинву настигал их и раз за разом окатывал водой. Струи взбивали моющее средство, и в воздухе повсюду кружили мыльные пузыри.

Щенок, до сих пор одетый в персональное оборудование для плавания, пребывал в отличном настроении и ни на шаг не отставал от детей.

Конечно, изначально школьники действительно намеревались помочь с уборкой. Но так уж получилось – их желание вскоре переросло в шумное баловство. В результате, благодаря их «помощи», беспорядок только усиливался.

– Хаааа~, – глядя на детей, тяжело вздохнул Франкенштейн.

– ……

Райзел сидел на стуле и внимательно наблюдал, как дети, смеясь и галдя, развязали войну с помощью швабр и тряпок.

– Хааа~, – вздохи Франкенштейна, похожие на стоны, наполняли пространство.

Райзел перевел взгляд от веселящихся детей на бледного и продолжающего тяжело вздыхать Франкенштейна, затем опустил глаза на бумаги, которые лежали у него на коленях, и поднес к губам чашку.

Дзынь-дзынь – раздался тонкий и чистый звук. Это Сейра, завершив готовку, позвонила в маленький колокольчик.

– Еда готова.

На ее призыв все из разных концов помещения потянулись в одну точку.

Школьники помыли руки и подходили с радостными восклицаниями:

– Ваааа!

– Давайте скорее есть! Еда!

– Помираю с голоду.

М-21, Такео и Тао приостановили уборку и тоже направились к столу, вокруг которого  уже образовалась толпа и где теперь сошлись шум и возня, царившие прежде во всех углах.  

Дети, увидев огромное количество аппетитно выглядевших блюд, пришли в полный восторг:

– Вау! Сколько здесь всего!

– Столько всяких вкусностей, что даже если мы навалимся все вместе, нам придется постараться, чтобы их съесть…

– И все они приготовлены Сейрой!  

– А это – гарантия отменного вкуса. Cейра так готовит, что пальчики оближешь.

Слушая комплименты, Сейра выглядела, как обычно, отрешенной. Она молча потянулась за едой, однако на ее щеках проступил легкий румянец.

Тяв-тяв! Щенок крутил головой во все стороны, рассчитывая, что ему тоже что-то перепадет. Его блестящие глаза замирали на каждом из собравшихся, с надеждой всматриваясь в выражение людских лиц.

– Ко мне, – раздался голос, и щенок моментально повернулся в сторону позвавшего его человека.

М-21 холодно посмотрел на щенка и произнес:

– Ждать.

Шмяк. Щенок тут же уселся на пол. Тогда М-21 наклонился и снял с него оборудование для плавания, после чего положил в одну из пиалок немного еды и поставил ее перед щенком.

– Теперь ешь.

Тяв! Щенок, который до этого терпеливо сидел и ждал, тут же вскочил, быстро кинулся к импровизированной миске и принялся есть.

Хрум-хрум – он грыз корма еще не выросшими маленькими зубками.

– И все-таки щенок как-то нереально слушается аджосси, – с набитым ртом промычал Шинву.

Дети одновременно посмотрели на стоящего возле щенка М-21.

– Точно. Он еще маленький, а уже так хорошо понимает человеческую речь.

– Он кажется невероятно умным. Складывается впечатление, что он дословно понимает все сказанное аджосси.

– Ага-ага.

М-21 задумался.

– Хммм…

Ему и раньше казалось, что щенок понимает каждое его слово, а теперь и  окружающие тоже обратили на это внимание. Но ведь щенок не понимал, что говорили ему остальные обитатели дома. Когда кто-то другой обращался к нему, щенок реагировал так, как и положено щенкам, и за все эти дни никто не заметил в его поведении ничего необычного. В то время как на слова М-21 он сразу отзывался особенным образом. Вот и выходило, что щенок чувствовал истинную природу М-21, поэтому между ними установилась некоторая связь.

Суйи, которая прежде была свидетельницей того, как щенок реагирует на М-21, сказала:

– Когда я первый раз увидела, как щенок слушается аджосси, то тоже была поражена. Он делает все, что ему говорят.

Дети заинтересовались ее словами.

– Вот прямо все, что ни сказано? – озадаченно спросила Юна.

Суйи ненадолго задумалась и ответила:

– Это невозможно описать. Он делает все, что ни попросишь.

– Что, правда?

Взгляды школьников вновь сосредоточились на М-21, на этот раз вызывая у него тягостное чувство – все явно жаждали зрелища.

– Пфф… – едва слышно усмехнулся поглощающий еду Тао.

– Хммм… – М-21 посмотрел на приятеля с неодобрением, а затем, поддаваясь молчаливому давлению  детей, искоса глянул на щенка, убедился, что тот уже съел весь корм и теперь обнюхивал пустую миску, а затем с равнодушным лицом произнес:

– Эй.

Тяв. Щенок поднял нос от миски, повернулся к М-21, уставился на него и завилял хвостом.

– Оооо… – раздался дружный изумленный выдох.

М-21 только окликнул щенка, а тот уже полностью сосредоточился на нем.

– Сядь.

Плюх.

– Встань.

Шух.

– Ваа… Поразительно… Это действительно удивляет… – дети зашумели и засмеялись,  наблюдая за действиями щенка.

Ведь М-21 стоял с безучастным выражением лица и без единого жеста подавал голосовые команды.  Поэтому то, как щенок выполнял их, не могло не казаться чудом.

– Погодите восторгаться, вы еще не видели по-настоящему необычных вещей, – покачав головой, сказала Суйи.

– А?

Теперь вопрошающие взоры друзей обратились к Суйи, и девушка с миной знатока-старожила указала рукой на щенка.

– Дай левую переднюю лапу, – произнес М-21.

Шух.

Щенок поднял нужную лапку.

– Правую переднюю.

Шух.

– Левую заднюю.

Шух.

– Правую заднюю.

Шух.

– Перевернись налево.

Шух.

Щенок лег и перекатился на левый бок.

– Теперь направо.

Шух.

– Помаши хвостом.

Вух-вух.

– Опусти хвост.

Шух.

На несколько секунд дети замерли с открытыми ртами. Шинву остолбенел с тарелкой в руке, забыв даже про еду. И, как будто лишившись дара речи, только указывал пальцем на щенка, который напоминал солдата, четко выполняющего приказы своего командира. А затем все заговорили наперебой, не в силах скрыть возбуждение:

– Ваууу… Потрясно.

– Как он это делает?

– Удивлены? Я, когда первый раз увидела, тоже была поражена, – улыбнулась Суйи.

– Удивлены! Не то слово! Как вы его этому научили?

Все еще галдя, дети вернулись к еде. А щенок по-прежнему сидел и не сводил с М-21 внимательного взгляда. М-21 сверху вниз молча поглядел на него, и некоторое время они смотрели друг другу прямо в глаза, а потом М-21 присел и погладил щенка по голове:

– Молодец.

От похвалы щенок вскочил и радостно завилял хвостом. Даже М-21, когда гладил щенка, утратил  свой обычный холодный и неприступный вид и стал выглядеть как-то мягче.

– …… – Юна украдкой наблюдала за М-21. А когда он выпрямился, поспешно отвернулась. Она бросила на него еще несколько незаметных взглядов, и на ее губах заиграла таинственная улыбка. А затем девушка присоединилась к остальным.

За столом школьники оживленно разговаривали. Они приходили в этот дом почти каждый день, но сегодня вели себя даже более раскованно, чем обычно, и громче болтали. Тао тоже не отставал от детей и участвовал в каждом разговоре, от чего шума становилось еще больше.

Такео слушал их болтовню и улыбался, М-21 жевал с непроницаемым лицом. Регис вкушал пищу и тяжело вздыхал. Сейра подкладывала в быстро пустеющие тарелки новые порции. Райзел, словно находясь где-то в другом месте, молчаливо ел. Франкенштейн, до сих пор пребывающий в угрюмом настроении, из вежливости с трудом заставил себя проглотить несколько кусочков.

Это был самая странная, незапланированная и шумная трапеза в бассейне, который, как казалось со стороны, пострадал от стихийного бедствия.

В конце концов дети наелись до отвала и при всем желании не смогли бы впихнуть в себя ни крошки. Они откинулись на спинки стульев. Перед каждым стояло несколько пустых тарелок.

– Фууух… Отлично поели.

– Больше не лезет.

– И в меня тоже…

– Кажется, Суйи-ян и Юна-ян съели немало. Даже больше, чем я, – улыбаясь, сказал Тао.

Девушки моментально покраснели. Нельзя было отрицать, что они съели намного больше, чем планировали. Особенно Суйи, которая следила за своей фигурой и внимательно относилась к рациону.

М-21 и Такео поднялись со своих мест и направились к раковине. С видом профессионалов они надели прорезиненные фартуки и перчатки и молча и деловито принялись мыть посуду. Сейра и Регис относили в мойку пустые тарелки.

В это время раздались громкие звуки:

Дзиииин.

Пик.

Лампы в бассейне разом погасли, и помещение погрузилось во тьму.

– А?

– Что это? Что случилось? – растерянно спрашивали дети.

Тао поскреб макушку и деланно засмеялся:

– Хахаха… Похоже, из-за недавнего цунами произошла перегрузка электросетей, поэтому  сработала система предохранителей. Было истрачено намного больше электричества, чем может выдержать сеть.

Он произносил монолог, словно обращаясь к самому себе, однако даже в потемках он чувствовал, как Франкенштейн буравит его взглядом. И внутри у него холодело.

– Хахахаха… Но нет причин для волнения. Через тридцать минут произойдет перезагрузка, и все восстановится.

К счастью, из-за отсутствия света дети не могли видеть, как крупные капли пота стекают по лицу Тао.

Школьники услышали, что ничего из ряда вон выходящего не произошло, поэтому спокойно стали  озираться по сторонам. В кромешной тьме разглядеть многого не удавалось, но окутанный мглой бассейн смотрелся довольно жутковато.

– Ваа… Какая зловещая аура. Как будто в фильме ужасов. Это так интересно, – воодушевленно произнес Шинву.

– И правда, немного пугает, – согласился Икхан.

Потом Шинву посмотрел на Тао и попросил:

– Тао-хён, может быть, расскажете страшную историю?

Тао наклонил голову.

– Страшную историю?

– Да. Что-нибудь жуткое. Время и место как раз подходящие.

– Точно-точно. Это будет действительно весело. Оппа, пожалуйста, – присоединились к просьбам парней Юна и Суйи.

Тао дотронулся до подбородка и на некоторое время задумался.

– Страшную историю… Хмм…

Услышав в его голосе страдальческие нотки, Икхан решил прийти на помощь:

– Хён, в прошлом вы много путешествовали. Наверняка с вами приключалось что-то ужасное.

– А! – Тао среагировал настолько бурно, словно вспомнил что-то занимательное, и лица детей просветлели.

– Это случилось пять лет назад… – начал рассказывать Тао.

– Пять лет назад? Ты хочешь рассказать о том случае? – перебил его Такео.

– Угу.

Такео тоже припомнил ту давнюю историю и кивнул.

– Тот случай и меня поражает.

А школьники, услышав слова Такео, догадались, что история, которую им собирался поведать Тао, была невыдуманной. Это было то, что действительно приключилось с ним. Шинву от избытка чувств прикусил себе руку, отчего друзья наградили его недовольными  взглядами. Наконец дети сосредоточились и в напряжении приготовились слушать рассказ Тао.

– Это произошло безлунной ночью в одной горной местности. Так сложилось, что я остался совсем один, оторванный от своих коллег. В это время был сезон дождей, так что с неба лило как из ведра. Меня плотной стеной окружал дремучий лес, и было даже темнее, чем сейчас здесь.

Дети, внимающие Тао с открытыми ртами, наглядно представили его одного, в глубине леса, под проливным дождем где-то в горах.

– Крупные капли дождя бились о ветки деревьев и падали на землю с таким шумом, что я даже не слышал звук своих шагов. Если бы кто-то захотел приблизиться ко мне, я не имел бы никакой возможности это услышать.

Глыть.

Дети проглотили сухой комок в горле. Их воображение рисовало картину настолько ярко, словно они сами оказались в этом лесу. Они по-настоящему боялись.

– Двигаясь в непроглядной тьме, я ощутил что-то странное.

– С-странное? – дрогнувшим голосом переспросила Юна.

Тао кивнул.

– Угу. Должно было произойти что-то зловещее…

–……

На лицах слушателей отразился ужас. Они представляли, что чувствовал Тао, оказавшийся в такой обстановке…

– Я попытался побыстрее покинуть то место. К счастью, в окрестностях я обнаружил небольшую пещеру.

– Как правило, в такие пещеры лучше не заходить… – в растерянности сказал Икхан.

Тао проигнорировал его слова, так как был весь в своих воспоминаниях. Его речь стала торопливой.

– Я устроился в одном из закутков пещеры и начал с максимальной скоростью вынимать из сумки оборудование, которое у меня было с собой. И в то мгновение, когда я нажал кнопку питания моего специального ноутбука, Ультра 5…

– ???

– … он не включился! Мое дурное предчувствие сбылось. Ни непромокаемая сумка, ни специальный водонепроницаемый чехол не помогли. В результате мой Ультра 5 отсырел… Проклятье… Я так испугался… Той ночью я… от мыслей, что мой электронный друг… возможно покинул меня на всегда… я испытал такой страх, что не знаю, буду ли когда-то бояться больше.

Тао, словно опять провалившись в ужасы той ночи, обнял себя за плечи и, наклонившись вперед, прижал голову к коленям.

– ……

Какое-то время ребята просто молчали. В сложившейся ситуации найти подходящие слова было нелегко. Такео, который тихо и внимательно слушал историю, произнес.

– Я тоже это помню. Тао тогда примчался к нам настолько испуганным…

– ……

– Однажды, когда я был в отдаленном уголке мира, я лишился своего оружия и также  пришел в отчаяние, думая, что никогда больше не увижу свою любимую детку. Такео тоже вспомнил минувшие события, и на его лице отразилась мука.

– ……

Снайпер был абсолютно искренним, когда объяснял, что ощущал Тао, да и он сам.  И компания школьников совершенно не знала, что теперь делать, настолько несчастный вид был у рассказчиков, которые прикрыли глаза и опустили головы.

Первой нашлась Юна.

– А-аджоссии, а у вас не было в последнее время каких-то страшных приключений? – смущенно улыбаясь, спросила она у М-21.

– Страшных приключений в последнее время? – задумчиво переспросил М-21.

Он ненадолго замолчал, словно окунулся в свои мысли, а потом покосился на Райзела и Франкенштейна.

Райзел сидел, положив ногу на ногу и тихо пил чай. Франкенштейн по-прежнему сквозь тьму осматривал бардак и не переставал вздыхать.

– Хммм… – М-21 загадочно хмыкнул, вспоминая первую встречу с ними. Ведь если подумать, то к самому пугающему событию последнего времени как раз можно было отнести встречу с этими двумя.

Пии… – раздался механический звук, и в бассейне зажглись лампы.

От внезапного яркого света дети зажмурились.

– Дали электричество!  

Тао встал,  намереваясь уходить, и обратился к Такео и М-21:

– Помогите мне немножко. Все равно надо посмотреть, в каком состоянии генератор.

– Конечно.

Такео и М-21 надели резиновые перчатки и пошли за Тао.

– Кажется, у нас есть более неотложные дела, чем забота о генераторе … – сказал М-21, и Тао виновато улыбнулся.

Дети тоже поднялись со своих мест:

– Мы пошли по своим комнатам.

– Угу.

– Может, пойдем к Сейре, поболтаем. Как тебе такая идея? – предложила подруге Суйи.

– Да, конечно, – закивала Юна, поддерживая ее.

Однако Шинву и Икхан скорчили недовольные лица.

– Чего это? Только девчонки?

– А для вас вход закрыт. У нас будут специальные девчоночьи разговоры, – отрезала Суйи.

– Точно. Нельзя заходить в комнату к девушке, когда заблагорассудится, – Юна вновь поддержала Суйи.

Шинву начал кипятиться.

– Тогда у нас будет закрытая мужская вечеринка! Регис, собираемся в твоей комнате!

Региса передернуло.

– А чего это сразу в моей?

– Регис, ты зачем сейчас задаешь этот вопрос? Ты что, не слышал, о чем мы тут говорили? – досадуя на его несообразительность, зашипел Шинву, и Региса перекосило еще больше.

– Я все равно не понимаю, почему именно в моей комнате.

– Идем быстрее!

– Рай, ты тоже поспеши! – совершенно не обращая внимания на возмущение Региса, прокричал Шинву и направился к выходу.

За ним поспешил Икхан.

– Хм…

Регис посмотрел им вслед, пожал плечами и тоже побрел к выходу.

Когда громко пререкающиеся дети ушли, в бассейне воцарилась тишина. Только и было слышно, как работает генератор.

– Хьююю…

У Франкенштейна снова вырвался вздох.

– Довели до умопомрачения… – себе под нос пробурчал он.

–  Все это… совсем не плохо, – произнес Райзел, который так и  не поднялся со стула, и неторопливо поднес чашку к губам.

– ……

Франкенштейн, глядя на Мастера, вспомнил далекое прошлое, когда тот жил в одиночестве. Огромный замок, и в нем он проводил дни и ночи долгие годы совсем один…

Франкенштейн не сводил с Мастера глаз, лицо его смягчилось, и губы тронула ласковая улыбка:

– Верно.