Глава 13. Предупреждение.

Глава 13. Предупреждение.

 

 

 

- Кхыкыкыкы…

Глаза инфицированного горели, а звуки, что он издавал, больше походили на стоны. Так он смеялся. 

Было темно. Ничто больше не могло помешать ему. Обводя окрестности горящими глазами, он наслаждался окружающим мраком.

- Настолько опоздал, а теперь еще  и звезду  из себя корчит, – произнес М-24, глядя на это зрелище.

 - Гхыы…

Услышав это, только что исполненный гордости от собственной мощи, инфицированный съежился и начал скрести голову.

 М-24 смотрел на него с откровенным неодобрением.

- Пока ты, тварь, жался по углам в своем убежище, мы разузнали, где дом парня, которого ты так жаждешь убить.

Пацан, которого он хотел убить… инфицированный наклонил голову, и вдруг его глаза снова сверкнули. В его памяти  всплыл образ Шинву.

- Поступай с ним, как хочешь, завершение этого дела оставляю на твое усмотрение. Это был единственный раз, когда мы подчищали за тобой, безмозглым… Вбей себе в башку, это твой последний шанс. Ты уже настолько меня достал, что если не справишься, тебе не жить.

 Угрозы М-24 заставили инфицированного вздрогнуть. Он испуганно отступал назад, словно готовясь к бегству.

А как только он, наконец, исчез, М-21 произнес с недовольным видом:

- Думаю, стоит присмотреть за ним.

- Согласен. Похоже, надо подождать еще немного. Его память постепенно возвращается. Хоть и очень помалу, но если появляется повод, воспоминания всплывают в его голове.

- Вот как? Тогда это не может быть случайностью.

М-21 кивнул. Если память вернется, М-24 прочитает воспоминания инфицированного, и они, наконец, смогут получить необходимую информацию.

- Но все-таки, куда его понесло? Ему же надо совсем в другую сторону… Ты что, не объяснил ему, где живет этот мелкий пацан?

- Да не, я его полностью проинформировал. Кажется, он решил сперва сходить туда, где прятался днем. Думаю,  он оставил там что-то нужное.

- Хмммм…

 

 

 

Некоторое время спустя инфицированный, наконец, добрался до нужного жилого массива. В этот предрассветный час, еще горели некоторые уличные фонари, но людей на улицах пока не было. Инфицированный поглазел по сторонам, осматривая окрестности и с осторожностью вошел  в одно из зданий.

- Черт. Думал, будет что-то интересное, а вышла какая-то суматоха, - проворчал М-24.

М-21 криво усмехнулся. Он понимал, о чем речь.

Дело было не только в памяти, интеллект инфицированного еще не восстановился  настолько, чтобы он мог сам найти место, про которое ему рассказали даже в самых простых и доступных словах. Поэтому на протяжении всей дороги, ему, бессмысленно мечущемуся  во все стороны, пришлось отдавать прямые приказы и давать подробные пояснения.

 - Фуух… Фуух…

Инфицированный прерывисто дышал, поднимаясь по ступенькам. И с каждым вздохом в его глазах разгоралась злоба.

Наблюдающий за происходящим  М-24 тоскливо выдохнул.

- А можно было бы и на лифте…

- Гы… Ха…- не сдержал смешка М-21.

В мгновение ока поднявшийся на несколько этажей, инфицированный остановился у какой-то двери и огляделся по сторонам.  А затем тихонько поставил на пол сумку, которую до этого бережно прижимал к груди.

- Хехехехе…

Он захихикал, зажав себе рот рукой, словно стараясь вести себя тихо, и, развернувшись, покинул лестничную площадку. Его походка приобрела легкость, словно он пребывал в отличном настроении.

Никакой ошибки. Он  определенно выглядел счастливым. Он спускался, прыгая через ступеньки, и было ясно, что дело сделано.

 “……”

Увидев все это,  М-21 и М-24 на мгновение лишились дара речи.

Инфицированный мог просто выломать дверь, но вместо это сделал что-то, невероятно странное.

- Этот чудик… что он творит? – наконец не выдержал М-21.

- Се… секунду…

М-24 быстро сконцентрировался. Чтобы узнать замысел инфицированного, он установил связь разумов. И лицо на это время изменилось.

- Пфф… Он неплохо все обмозговал для такого безмозглого типа.

- О чем ты?

- Он нарочно поставил там сумку.  Чтобы  пацан понял: врагам известно, где он живет.

На лице М-21 появилось заинтересованное выражение.

- Это вроде предупреждения?

- Точно. Наш упырь является главным подозреваемым и самым вероятным преступником по делу об убийствах, и вот убийца оставляет твою сумку на пороге твоего же дома… Реакция может быть только одна.

- Пацан перепугается до смерти.

М-24 кивнул:

- Если не разобраться с мальчишкой прямо сейчас, то с ним придется еще немало повозиться. Однако, этот метод запугивания довольно эффективен. Да и нам будет интересно понаблюдать со стороны.

 - Думаю, так и есть.

- Кыкыкы.

И оба зловеще расхохотались.

 

 

 

Инфицированный сидел в своем секретном убежище. Его глаза сверкали во тьме.

- Страх… я заставлю тебя его почувствовать. Медленно поглощающий тебя страх… кыкыкыкыкыкы…

И хоть сам он боялся наступления утра до дрожи в теле, мысли о Шинву вызывали у него смех, похожий на стон. Рядом на полу лежала оставленная книга:

 

“Пожалуйста, не делайте это”.

 

 

 

Утро следующего дня. Входная дверь скрипнула и на пороге появился зевающий Шинву, весь вид которого говорил, что он еще не до конца проснулся.

- Уааааа… Лег почти на рассвете… Умираю, спать хочу…  Зато сегодня я не опаздываю. Можно не спешить… - бормотал он и скреб голову.

Тюк.

Нога Шинву за что-то зацепилась.

- М? Что это тут? – перво-наперво поинтересовался он, опуская глаза.

…. Потом некоторое время он безмолвно таращился на предмет, чувствуя, как глаза постепенно расширяются. От сонного выражения на лице не осталось и следа.

Глыть.

Шинву сглотнул.  Той вещью, за которую зацепилась его нога, была его собственная сумка, потерянная несколько дней назад.

 - Ах-ха! - радостно усмехнулся Шинву и поднял сумку.

 - Вот это да! Уже и не чаял тебя найти… - Шинву рылся в сумке, ощущая, как поднимается и без того хорошее настроение. Рассмотрев содержимое, он убедился, что сумка точно принадлежит ему.

- Сегодня просто прекрасное утро! И не опоздал, и сумку нашел! - перекинув находку через плечо, очень довольный, он вприпрыжку бросился по коридору.

И вид его сейчас уж очень отличался вида дрожащей от страха жертвы, который ожидали увидеть М-21 и М-24, а прежде всего - инфицированный.

 

 

 

Скрип.

Дверь открылась, пропуская Шинву в класс.  Икхан, Юна, Рай уже находились на своих местах.

- Хаха. Всем доброго утра, – поздоровался он, пребывая в прекраснейшем настроении, а Икхан и Юна кивнули в ответ.

 - Шинву, чего это ты такой довольный?

- Потому что давненько уже не приходил так рано, не опоздав?

- Что, правда?

Слушая диалог Икхана и Юны, Шинву подошел к друзьям  и жизнерадостно улыбнулся.

- Хехехе…   Конечно и потому, что пришел рано тоже, но есть и другая причина. Тадам!

Шинву выставил на парту свою сумку. Райзел, Икхан и даже Юна воззрились на нее.

- Ну сумка… и что? – хмыкнул Икхан.

 Юна, хоть и ничего не сказала, но явно тоже ничего не поняла. Однако Шинву сияющим взором обвел друзей.

- Не понимаете?

“……”

Ответа не последовало.

- Пхахаха! Да это же сумка, которую я потерял несколько дней назад! Та, что я забыл, когда мы спасали Юну…

- Ты хочешь сказать, что потерял эту сумку в тот раз? И каким образом ты ее нашел?

- Я и говорю…

И Шинву вкратце описал утреннее происшествие.  Икхан его внимательно слушал, поправляя очки характерным жестом.

 - Хмм… То есть она находилась возле твоего дома?

- Как я и сказал. Прямо напротив двери,– сказав это, Шинву радостно и громко рассмеялся. - Пуахахаха!

Увидев такую реакцию, Икхан произнес.

- Эта сумка кажется мне весьма похожей на твою. Но это точно она? Это может быть просто похожая сумка.

- О чем ты? Следы от царапин такие же, и содержимое принадлежит мне.

- Вот как?

- Только одной вещи не хватает…- лицо Шинву на миг окаменело, и Икхан с Юной тоже стали чрезвычайно серьезными.

- Чего же? - спросил Икхан.

“……”

Однако Шинву молчал, сохраняя серьезное выражение лица. Своим друзьям, нет, вернее, Юне, он не мог сказать, какая именно вещь у него пропала.

- Кхм-кхм… Не то чтобы это было что-то важное… - пробормотал он, притворно прокашлявшись. Икхан ненадолго задумался.

- В любом случае это странно.

Все посмотрели на Икхана. Встретив их взгляды, он продолжил.

- Ты потерял свою сумку, когда на Юну напал тот маньяк.

- Так и есть! - ответил Шинву, с преувеличенной экспрессией, скрестив руки и кивая головой, словно выкрикивая чхуимсэ[1], подобно барабанщику во время представления пхансори[2].

- А если быть более точным, то, услышав крик Юны, ты бросил сумку и рванул на звук, а я подобрал ее и побежал следом. Я прибежал позже, и, чтобы помочь Юне подняться, поставил твою сумку. А когда мы убегали, я не смог ее подобрать.

- Так и было!

И снова Шинву словно возгласил чхуимсэ.

 - И вот спустя несколько дней твоя сумка лежит напротив твоей двери. Тогда выходит, что кто-то намерено ее туда принес.

По мере того, как Икхан говорил, лица Юны и Шинву постепенно каменели.

- Тот, кто принес ее… откуда он узнал, что это твоя сумка и, тем более, где ты живешь?

“……”

Юна и Шинву не могли вымолвить ни слова. Девушка закрыла рот обеими руками, побледнев от страха, лицо Шинву тоже заметно напряглось.

И только выражение лица Райзела, как обычно, не изменилось.

- Не могло у тебя в сумке лежать что-то, где была эта информация?

- Ничего такого там точно не было…

После этих слов Шинву лицо Икхана еще более потемнело.

- В любом случае, нам лучше сказать об этом директору-ним.

- А… ага…

Вяло ответили Юна и Шинву.

 

 

 

Кабинет директора.

Выслушав рассказ неожиданно пришедших в его кабинет детей, Франкенштейн внутренне напрягся.

“Это не только предупреждение, это сигнал о начале охоты, поданный для того, чтобы шаг за шагом, медленно запугивать и загонять жертву. Для того, чтобы, вызвав у жертвы ужас, наслаждаться, наблюдая реакцию…”

Франкенштейн бросил взгляд на детей. В отличие от совершенно не изменившегося выражения лица Райзела, лица остальных потемнели. Особенно это касалось Юны. Несмотря на все усилия не подавать виду, ее явно поглощал страх.

“Итак, тот подозрительный человек, которого они встретили, действительно наш убийца. Ему помешали охотиться, заметили и обнаружили, и он точно теперь не оставит детей в покое. Именно этого я и опасался”.

Франкенштейн посмотрел на троих  учеников и сказал:

- Шинву, ваш отец в настоящее время находится за границей, и вы живете один?

- Да, директор-ним.

- Полагаю, самым разумным будет, если некоторое время вы не станете возвращаться к себе домой.

- Понял. Я могу немного пожить у Икхана.

 Икхан, до этого тихо слушающий беседу, подал голос:

- Директор-ним, может быть нужно сообщить в полицию?

- Даже если мы поставим в известность полицию, они не смогут взять эту ситуацию под желаемый нами уровень контроля немедленно. Безусловно, они получат показания у человека, предположительно видевшего подозреваемого по делу об убийствах. Но этим дело и ограничится. На основании одной лишь найденной напротив квартиры сумки полиция не удовлетворит прошение о защите свидетеля.

- Да… так и будет, - расстроено согласился Икхан.

- И все же, через знакомых мне людей в полиции, я передам эту информацию,  пожалуйста, не беспокойтесь об этом слишком сильно.

- Да, спасибо вам. 

Шинву  выглядел не слишком испуганным, а вот Икхан и Юна не скрывали тревоги. Франкенштейн окинул  троих детей обеспокоенным взглядом.

“Я сказал это, чтобы немного их успокоить, но простые полицейские не смогут  их защитить. Дети стали мишенью, и больше нельзя просто тихо наблюдать за ситуацией”.

 

 

Инфицированный вернулся в дом Шинву той же ночью и, не задерживаясь, стал подниматься по лестнице.

- Гхыыы, - прерывисто дыша, он миновал один пролет за другим, как  вдруг прямо в него ударил луч фонарика.

- Кто здесь?

Совершавший в этом момент обход охранник осветил инфицированного с ног до головы. Всклокоченный вид, странная аура и то, что этот человек не воспользовался лифтом, охранника очень насторожили.

- Вы не похожи ни на одного из жильцов этого дома…  И почему в такой поздний час вы не воспользовались лифтом, а поднимаетесь пешком по лестнице?

Охранник нахмурился, направил фонарик на лицо «человека»  и задрожал всем телом. Прежде скрытое тьмой лицо, высвеченное тусклым светом,  совсем не выглядело нормальным. Луч фонарика, вместо того, чтобы ослепить, лишь отразился в смотрящих прямо на жертву внушающих ужас и предвещающих скорую смерть красных глазах.

- Кхыыыы…

Со странной улыбкой инфицированный сделал шаг вперед, и охранник инстинктивно отступил.

- Ч…что? Вы… Не подходи!

Но отступление не помогло. Оказавшийся совсем рядом инфицированный схватил его за шею обеими руками.

- Кхыык…

Его пальцы мгновенно сжались, и охранник выронил фонарик.

- Кекекеке… - засмеялся инфицированный, сжимая руки сильнее, и тело охранника начало медленно подниматься над землей.

- По… щади… кхыыг… - прохрипел охранник, барахтаясь в руках монстра, но тот, не ослабляя хватки, разорвал его горло зубами, и стал глотать кровь:

- Глм, глм…

- Кхэг!

Чваак.

Вместе со звуком разрываемого на части тела хлынула кровь, и конечности охранника безвольно обвисли. Стонов больше не слышалось.

 

 

Крыша высотного здания.

- Итак, этот парень не вернулся домой и где-то спрятался, - сказал М-21, улыбнувшись одним уголком рта. - Мудрый выбор. Если страшно – беги. Загонять в угол испуганных малышей  тоже интересное занятие.

В глазах М-21 ненадолго засветилось любопытство. Но М-24 нахмурился.

- Но есть проблема. Вчера этот тупоголовый упырь поохотился на другого человека. Хоть мы и спрятали труп, скорее всего скоро это всплывет.

Из горла М-21 вырвалась недобрый смешок.

- Черт. Это только добавит проблем. Поднимется шум.

Для того, чтобы выживать, инфицированному необходимо употреблять кровь, но это не обязательно должна быть кровь живых людей. Пригодны были, например, и запасы донорской крови, которые хранились в больницах.

Даже если не принимать во внимание первую охоту, чуть позже в окрестностях случилась еще одна, и сейчас однозначно поднимется переполох. По внешним признакам дело будет отнесено к категории дел с участием серийного убийцы.

Некоторое время М-21 выглядел хмурым, но тут же передернул плечами, словно говоря, что беспокоиться не о чем.

- Такое уже случалось, и ничего не поделаешь. Давай смотреть на дело с позитивной стороны. Когда пацаненок услышит новости про серийного убийцу, он перепугается еще больше.

- А вот это верно. Но если такого рода шумиха достигнет верхов, они весьма обеспокоятся, - проворчал М-24 с озабоченным видом.

- Да брось, М-24. Нет нужды волноваться раньше времени, живи  по полной здесь и сейчас.

- Хех. Да, так будет лучше всего… - криво усмехнувшись, согласился М-24.

 В конце концов, может быть еще ничего страшного и не случится. Некоторое время М-21 пристально вглядывался вдаль, а потом медленно произнес:

- Так или иначе, и школа, и дом этого парня находятся в окрестностях. Район его проживания известен, и когда-нибудь он появится в этой зоне. Давай еще разок пройдемся.

- Хорошо.

Пам.

И два человека прыгнули на здание напротив.

 

 

Дом Франкенштейна.

Райзел сидел на диване, его спокойный взгляд был устремлен на какие-то бумаги в руках, а Франкенштейн по обыкновению стоял рядом с ним. Кроме них в комнате никого не было. Слышался только шум переворачиваемых страниц.

- Мастер, вчера ночью из многоквартирного дома, где живет студент Шинву, бесследно исчез охранник. Тело еще не было обнаружено, но найденные на месте происшествия следы крови позволяют предположить, что имело место убийство.

“……”

Райзел безмолвно просматривал документы, слушая доклад Франкенштейна.

- По моим предположениям, подозреваемый явился туда, чтобы напасть на Шинву, однако, будучи замечен охранником, был вынужден устранить свидетеля.

Глаза Франкенштейна сузились.

- Поскольку дело привлекает все больше внимания, они решили не тянуть время и начать полномасштабную охоту.

Шурх.

Райзел по-прежнему молчал, только скользил взглядом по бумагам.

- После того, как Мастер скрыл свое присутствие, я, готовясь к вероятным, но неизвестным мне событиям, также скрылся и существовал лишь затем, чтобы разыскать Мастера. До той поры, пока я не нашел Мастера,  я тщательно контролировал каждое свое движение, которое могло стать заметным. И хотя сейчас вы вернулись, позволить обозначить присутствии Мастера и мое было бы преждевременно. Ведь  об обстоятельствах пробуждения Мастера еще не выяснилось ничего.

 Хлоп.

Райзел закрыл просматриваемый им документ. Оторвал взгляд от бумаг, которые так пристально изучал, и произнес, едва шевельнув губами:

- Но… если дети стали мишенью, дальше бездействовать я не могу.

На губах Франкенштейна появилась едва заметная улыбка. Смысл сказанного Мастером был ему предельно ясен.

- Понял, Мастер.

Райзел положил на стол документ, который держал в руках.

 

[Полный гайд по новейшим популярным он-лайн играм для Мастера!!]

Мастер, вы сделаете всех!

Автор: Франкенштейн.

 



[1] Поддерживающие и ободряющие возгласы, которые выкрикивает барабанщик в промежутках между словами певца во время представления Пхансори, используются для разогрева и создания нужного настроя у публики.

[2] Жанр корейской музыки, который часто называют «корейской оперой». Обычно в представлении участвуют двое: певец и барабанщик.