Глава 1. Контакт.

Обычная просторная комната.

Сквозь прикрытое занавесями окно почти не проникает свет. Внутри пусто, нет ни малейших признаков человеческого жилья. Это помещение давно заброшено.

Единственное, что отличает эту комнату от сотен других, подобных ей - возвышающийся в ее центре гроб, от которого веет странной силой. Его крышка украшена искусно вырезанным крестом, а белоснежно-сияющий материал, из которого он изготовлен, вряд ли применяется при производстве обычных гробов - если это камень, то драгоценный, а сам гроб выглядит, как настоящее произведение искусства. Больше в комнате нет ничего, только этот необычно красивый гроб.

Скрип...

Тихий звук нарушил давно устоявшуюся здесь тишину. И, раз возникнув, он уже не утихал, все усиливаясь и нарастая.

Вшиих…

Словно невидимым лезвием полоснули по воздуху – и крышка гроба слегка сдвинулась, из приоткрывшейся щели пополз туман, с протяжным шипением затянувший непроглядной пеленой все вокруг. Но вскоре он стал рассеиваться, и проступили очертания человеческой фигуры, поднимающейся из гроба.

Шаг.

Нога человека с легким звуком коснулась пола, и в развеявшемся тумане его облик, наконец, проявился полностью. Черные блестящие волосы, слегка касающиеся плеч, острый тонкий подбородок, изящная линия точеного носа и пристальный взгляд темно-красных глаз. Он был красив необычной, запредельной красотой, безупречной, как и весь его облик. Все в его одежде, начиная с черного классического костюма, каких уже давно не шьют, серьги в виде креста, висящей в левом ухе, и заканчивая аккуратно повязанным белым шейным платком, свидетельствовало о безукоризненном вкусе ее владельца.

Но это отступало на задний план по сравнению с окружавшей его аурой. Он не двигался, но весь его облик дышал возвышенным благородством, и само его присутствие казалось бесконечно важным для окружающего мира.

Некоторое время он безмолвно стоял посреди комнаты, обводя окружающее пространство бесстрастным взглядом. И, наконец, взор его остановился на некой детали.

Тем, что привлекло его внимание, было окно, почти целиком занимавшее одну из стен. Оно было плотно закрыто занавесями, однако сквозь щель между ними в комнату проникал едва заметный тусклый дневной свет.

Повернувшись  к окну, он медленно, с изяществом, присущим каждому его движению, поднял руку и легко повел ладонью.

Раздался щелчок, и, повинуясь его жесту, занавеси на окне раздвинулись, а само оно распахнулось, хотя он к ним не притронулся даже пальцем, приведя в движение лишь легким взмахом руки.

Шууурх!

По комнате пронесся порыв ветра, ворвавшегося в окно, а его за створками открылся вид на мир снаружи.

Множество высотных строений, закрывающих собой голубое небо.

“……”

В неподвижном молчании человек устремил в окно равнодушный взгляд темно-красных глаз.

“……”

Он стоял так довольно долго, потом взглянул вниз, где солнечный свет падал на его ноги, и, немного помедлив, решительно шагнул к окну.

Яркий солнечный свет.

Он шел, и лучи солнца скользили вверх по его телу, как будто желая одарить его своим светом. Размеренной поступью, без спешки и промедления, он вышел на балкон. Его нельзя было назвать безучастным, нет, он словно впитывал всей кожей тепло и свет солнца.

Балкон, на котором он стоял, находился на четвертом этаже дома.

Человек посмотрел вниз.

Было утро, и множество аккуратно одетых людей спешили по своим делам.

“……”

Долгое время он безмолвно наблюдал за ними.

В суете толпы выделялись своей одинаковой одеждой юные парни и девушки - белые пиджаки, небесно-голубые рубашки и форменные брюки или юбки. Их было очень много, поэтому они привлекли его взгляд.

“……”

Не отрывая внимательного взгляда от их одежды, он поднял обе руки.

Вспышка.

И, словно смытая ветром, его одежда стала изменяться. Взамен рассеявшегося черного пиджака появился белый, точно такой же, как у подростков, за которыми он наблюдал.

Черное старинное одеяние  исчезло без следа, превратившись волшебным образом в белоснежный пиджак поверх небесно-голубой рубашки и серые форменные штаны. Единственным отличием от костюма молодых людей остался старинный галстук, по-прежнему повязанный поверх воротника.

Легкое касание.

Он провел кончиком пальца по своей новой одежде, с некой торжественностью приводя ее в порядок едва заметным прикосновением, как будто совершая неизвестный ритуал.

Когда ритуал был окончен,  он взмыл с балкона ввысь.

 

Все, кто находился на улице, замерли и смотрели куда-то, не отрывая глаз. И не только пешеходы – транспорт тоже встал.

Ожидающая автобуса толпа на остановке, прохожие, которые только что спешили по своим делам, и даже водители - люди со всей округи, замерев и затаив дыхание, безотрывно на что-то глядели.

Тем, кто приковал к себе все взоры, был неторопливо идущий по дороге молодой человек.

Любой был бы смущен, оказавшись в центре такого пристального внимания, но его спокойствию мог бы позавидовать даже камень. Он шел медленно, неторопливо осматриваясь по сторонам.

Шаг, шаг.

Десятки людей пялились на него с того самого момента, как он появился на улице, но он не обращал на это никакого внимания. Он вел себя так, будто давным-давно привык к такому поведению.

Вспышка.

Что-то неуловимо изменилось во взгляде прежде безучастно идущего человека. На мгновение его глаза сверкнули ярко-красным, и уставившиеся на него люди пришли в чувство, как будто очнулись ото сна.

Им все так же не удавалось совладать с желанием незаметно провожать его взглядом, но теперь, по крайней мере, они не таращились на него во все глаза.

В его поведении не было ничего примечательного. Он просто тихо шел, окидывая окружающий мир взглядом своих темно-красных глаз, никак не демонстрируя, какое впечатление на него производило все то, что он видел. Мир, в который он погрузился, наполняли вещи, которых он никогда прежде не знал и не видел. Все было ему незнакомо – и здания вокруг, и странная комната, в которой он очнулся, и даже материал, из которого она была сделана.

 

В мире, который он помнил, не было высотных зданий, сейчас заполонивших пространство вокруг него, или замысловатых конструкций, что рядами выстроились на улицах.

Широкие и длинные дороги, автомобили и теряющиеся в небесах высотки...

Они составляли разительный контраст с тем миром, который был ему знаком, и только голубое небо, расстилающееся в вышине над ним, осталось прежним.

Его темно-красные глаза изучали этот новый мир со свойственным им бесстрастным выражением.

 

Спустя некоторое время он заметил, что подростков, одетых так же, как и он, стало больше. Они все шли в одном направлении, как будто заранее договорились встретиться в некой точке.

- Ого, уже сколько времени!

- Лучше поторопиться!

Они бормотали это себе под нос, ускоряя шаг. Молодые люди, казалось, очень спешили. Когда же один или двое из них бросились бежать, побежали все.

Топот...

Как будто сговорившись, они проносились мимо неспешно идущего человека. Миг - и все эти люди в одинаковой одежде исчезли, как по волшебству.

Какое-то время он шел по опустевшей улице в одиночестве, по-прежнему неторопливо осматриваясь вокруг.

- Ты опоздаешь, если не поспешишь. Ты что, забыл, что сегодня на входе дежурит Федор?..

Услышав голос за спиной, человек остановился и медленно повернул голову.

Голос, определенно, принадлежал рыжему студенту, который стоял чуть наклонившись под весом большой сумки на плече.

Ростом он был чуть выше, чем метр семьдесят, довольно худощав, и мог бы показаться даже хилым, если составлять впечатление только по тонким чертам его лица, внимательному взгляду и стройному телу. Но при ближайшем рассмотрении он выглядел полным жизни. Полоска медицинского пластыря на носу и выкрашенные в почти красный цвет волосы делали его немного похожим на дворового хулигана. На нем была такая же форма, как и на черноволосом человеке.

 

Шинву[1] спешил в школу, но уже понимал, что не успевает. Других учеников не было видно даже рядом со школой, и это точно был плохой знак.

Да еще и у школьных ворот сегодня дежурил не кто-нибудь там, а сам Федор. Вокруг него, невероятно сильного и мускулистого, ходили бесконечные слухи. Поговаривали, что если бы он стал бойцом ММА[2], а не учителем, то покорил бы весь мир.

Все студенты, не сговариваясь, называли его Федором[3]. Это прозвище он получил в честь короля боевых искусств, Федора Емельяненко.

Шинву уже почти смирился с тем, что все-таки опоздает, но когда вспомнил, что у ворот дежурит Федор, его классный руководитель, он понял, что должен бороться до конца.

И он очень обрадовался, когда заметил, что впереди идет еще кто-то из его школы. Трудно было сказать, понадеялся ли он все-таки успеть вовремя, или решил обогнать парня, чтобы не прийти последним, а может быть, дело было в чувстве товарищества, и он подумал, что лучше уж опоздать вдвоем, чем заявиться в одиночку.

В общем, самые разные эмоции нахлынули на Шинву, когда он увидел спину этого парня. Но, приблизившись, он заметил нечто странное – парень, казалось, совершенно никуда не торопился, и на его фоне выбивающийся из сил Шинву выглядел жалким. Он показался себе слабаком, выкладываясь по полной, пока этот пацан лишь беззаботно прогуливался.

Шинву почувствовал себя уязвленным и решил высказаться.

- Ты опоздаешь, если не поспешишь. Ты что, забыл, что сегодня на входе дежурит Федор?..

Услышав его недовольный голос, человек остановился и обернулся. Шинву хотел знать, что это за смельчак выискался, и ждал, чтобы увидеть его лицо.

- А...

Шинву встал как вкопанный и уставился на него широко распахнутыми глазами, даже не заметив, что забыл закрыть рот.

“……”

Это, несомненно, был парень, а не девушка, но лицо Шинву залила краска, хотя он понятия не имел, с чего бы это, но при виде развевающихся черных волос и пары внимательных глаз Шинву почувствовал, как необъяснимо затрепетало его сердце.

Эта красота была вне таких категорий, как пол.

Время словно остановилось. Шинву, замерев на месте, неотрывно смотрел на человека с черными волосами.

“……”

А тот продолжал смотреть прямо на него безо всяких эмоций, и прошло довольно много времени, прежде чем ошарашенный Шинву смог нарушить эту захватывающую дух тишину.

Он понял, что стоит, как полный идиот, теряя время, хотя и так уже не успевал добраться до школы вовремя. Он бросил взгляд на наручные часы.

- Ох ты ж! Время!

Шинву вновь рванул с места.

- А ты, ты... Тоже шевелись давай! – бросил он черноволосому парню и унесся прочь.

Молодой человек снова остался в одиночестве. Он стоял и смотрел, как скрывается из виду фигура убегающего Шинву. Даже на бегу тот мотал головой вправо-влево, как будто его лицо все еще горело.

“Черт... Что я только что ему сказал?”

Но на самом деле, его смущало не то, что он сказал, а тон самих слов. Шинву был готов под землю провалиться, когда понял, что внешность этого парня так вышибла его из колеи, что он разговаривал с ним весьма вызывающим тоном.

 - Он определенно парень, но, черт возьми, как человек может быть таким красивым? - бормотал на бегу Шинву, вспоминая его лицо.

“Я, должно быть, схожу с ума...”

 Но от воспоминаний он опять залился краской и прикрыл свое лицо рукой. Краснеть, глядя на другого парня... Скажи он об этом своим друзьям, и они никогда больше не захотели бы иметь с ним дела.

Но про человека, которого он только что встретил, было недостаточно просто сказать, что он красивый. Шинву сам не заметил, как рот его снова открылся, в попытке подобрать правильное определение.

“Хм... Такой как он, обязательно обратил бы на себя всеобщее внимание. Разве в нашей школе был кто-то похожий?”

Да, на том парне была такая же школьная форма, как и на Шинву, но как мог такой красавчик остаться незамеченным? Да вся школа ходила бы на ушах при одном его появлении!

Шинву и по телевизору видел, да и лично встречал знаменитостей и моделей, которые считались признанными красавцами, но этот парень их определенно превосходил. Никого столь прекрасного Шинву раньше не встречал, и был уверен, что все его друзья с ним согласятся.

На мгновение погрузившись в свои мысли, он очнулся, посмотрел на часы, и сразу же скривился.

- Вот непруха, я определенно опоздал!

И он припустил еще быстрее.

“……”

Черноволосый молодой человек, который до этого тихо стоял на месте, медленно пошел туда, куда прежде унесся Шинву.

 

 


[1] На самом деле его имя Сину, однако литературная коллегия приняла решение оставить это имя в привычном для читателей виде.

[2] MMA (от англ. Mixed Martial Arts) – смешанные боевые искусства.

[3] В действительности ученики называют его “Фэтор”, значение этой клички будет объяснено автором немного позже.